gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Глас народа все тише

Власть готовится широко применять по отношению к неугодным статью Уголовного кодекса об измене Родине. С таким заявлением выступил на днях на "круглом столе" в РИА Новости член Московской Хельсинкской группы, глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы Валерий Борщев.

Он отметил, что одна из поправок к этой статье гласит, что основанием к возбуждению уголовного дела по ней является "общение с иностранцами". Понятно, что толковать подобную формулировку можно очень широко.

Эта поправка до недавнего времени, по выражению Борщева, была "мертвой", однако, он считает, что все говорит о том, что власть готовится ее реанимировать. В частности, это видно по тому, как развивается дело арестованного в апреле нынешнего года профессора Михаила Саввы из Краснодарского университета. Профессора, считает Борщев, хотят подвести именно под эту поправку.

Савва, за которого уже вступились правозащитники и известные ученые, такие как директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков, мог бы рассчитывать на объективное рассмотрение своего дела в суде присяжных. Однако проблема в том, что эта статья недавно выведена из под его юрисдикции, что, по мнению Борщева, является "серьезной акцией и подготовкой к определенным процессам".

По большому счету, на сегодня в России почти не осталось статей, которые могут рассматриваться присяжными — этим действительно народным судом, формируемым на основе списков избирателей по случайной выборке.

Таким образом, известная поговорка — глас народа — глас божий — в применении к судебной (да и не только) системе современной России, все менее актуальна.


Между тем, в начале 1990-х годов, когда после нескольких лет жарких споров и публикаций в СМИ прогрессивных юристов и публицистов, суд присяжных только начал вводиться в России, предполагалось, что все статьи УК, за которые грозит срок от одного года и выше, будут находиться под его юрисдикцией. Между тем, объективная необходимость в этом виде суда чрезвычайно высока.

В обычных судах количество оправдательных приговоров от их общего числа не достигает в РФ и одного процента. В то же время, вероятность оправдательного вердикта в суде присяжных колеблется от 10 до 20 процентов, то есть, минимум, в десять раз выше, чем в обычном суде. Об этом на упомянутом выше "круглом столе" говорил эксперт Московского бюро по правам человека, директор агентства правовой информации "Человек и закон" Борис Пантелеев.

Одной из причин такой немилосердности обычных российских судов, считает Борщев, является кланово-корпоративный принцип формирования судейского корпуса. По его словам, профессиональные суды формируются, как правило, из бывших прокуроров, следователей и других представителей силовых структур. Соответственно о какой-то соревновательности сторон в судебном процесса речи не идет, а вынесение судьей оправдательного приговора рассматривается как подножка коллеге.

Эта система, конечно, очень сильно контрастирует с судом присяжных, формируемым, как было отмечено выше, на основе избирательных списков из обычных граждан.

Этот плюс суда присяжных сообществом профессиональных судей, да и всей нынешней российской властью в целом, усиленно пытаются представить минусом. Дескать, что понимают в тонкостях юриспруденции непрофессионалы? Однако для того, чтобы непредвзято сравнить аргументы защиты и обвинения, и ответить на вопрос: виновен или не виновен обвиняемый, в большинстве случаев не нужно быть профессиональным юристом, считает Борщев.

Согласна с ним и адвокат Московской коллегии адвокатов Анна Ставицкая, которая полагает, что нынешнего уровня образования и кругозора российских граждан для этого вполне достаточно.

В свою очередь, Борис Пантелеев задается риторическим вопросом: "Если списки присяжных формируются на основе списков избирателей, и мы доверяем нашим людям выбирать губернаторов, мэров и президентов, то почему они должны быть поражены в правах вершить правосудие?"

Конечно, в мире нет ничего абсолютного. Бывают проблемы и с формированием судов присяжных. Особенно в нашей системе. Так Ставицкая привела пример дела физика Валентина Данилова, обвиненного в государственной измене в 2001 году и проведшего в итоге за решеткой больше 11 лет. Тогда половина второго состава суда присяжных (первый состав полностью оправдал ученого) была отобрана таким "случайным" способом, что из двенадцати его членов шестеро чудесным образом оказались гражданами, имеющими допуск к государственной тайне...

Ставицкая говорит, что подобные чудеса случаются по той причине, что стадия отбора присяжных в суде все еще достаточно закрыта для общества.

Так что, как говорится, нет пределов совершенству, и есть над чем работать. Однако в целом по поводу суда присяжных можно сказать известную фразу, употребляемую по отношению к другим демократическим процедурам: "Демократия — худшая форма управления. За исключением всех предыдущих".




Вот как то так ... "за общение с иностранцами" ...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments