gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Вертикаль ненависти

Власть изо всех сил пытается найти врага - внешнего или внутреннего

Власть специально культивирует агрессию и озлобленность в обществе, полагая, что таким образом она укрепляет пошатнувшуюся вертикаль. К этому выводу пришли участники круглого стола «Культура ненависти. Принцип гарантированного взаимного уничтожения народа и стратегия номенклатуры», который прошел в Высшей школе экономики.

Принцип «разделяй и властвуй», как считают эксперты, не потерял своей актуальности. И образ врага, как направляющий вектор ненависти, по-прежнему востребован. Врагов даже стало больше – для каждой социальной группы свои. Но супостаты измельчали.

«Мы видим, как в нашем обществе растет остервенение, причем растет по разным направлениям. Кто-то ненавидит кавказцев, кто-то ненавидит зажравшихся москвичей, кто-то - офисных хомяков, кто-то собак ненавидит. Болельщики «Спартака» ненавидят болельщиков «Зенита», а все вместе они ненавидят болельщиков «Анжи», и дело кончается иной раз поножовщиной», - говорит один из участников и организаторов дискуссии политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: - Вы хотите сказать, что ненависть эта искусственная?

- Для того мы и собрались. Чтобы понять. Может, как говорится, у страха глаза велики, и мы, воспринимая события через линзу СМИ, – которые, естественно, выхватывают самое горячее – просто являемся жертвой информационных разводок? На самом деле, возможно, все не так страшно. Например, Алексей Левинсон, который руководит социокультурными исследованиями в социологической службе «Левада-центр», обратил внимание на то, что на уровне, так сказать, внешней артикуляции наши люди, вроде как – да, все злые. Но когда начинаешь с ними разрабатывать метод углубленного интервью, эта агрессивность в значительной степени выглядит искусственной. Как будто бы их зомбировали сверху.

Когда социологи спрашивали наших граждан, испытывают ли они агрессию по отношению к людям другой национальности и чувствуют ли они агрессию со стороны представителей других национальностей, первых в итоге оказалось на порядок больше. То есть среднестатистический россиянин честно отвечает, что он реже стал сталкиваться с проявлениями агрессии с внешней стороны, чем сам испытывает эту агрессию. Хотя абсолютно все говорят, что их агрессия – это реакция на агрессию чужого. В этом есть какая-то загадка. Притом что проблемы здесь, естественно, очень колеблются от региона, к региону.

«СП»: - С чем это связано?

- Ну, согласитесь, что Ставропольский край – это совершенно отдельная история по сравнению с Москвой. Краснодарский край - другая ситуация. А Ростовская область, которая ближе к центру – уже третья. На самом деле все это зависит еще и от позиции власти. Народ примерно один и тот же, и проблемы примерно одни и те же. Но стоит перейти от одного субъекта федерации к другому, и ты сталкиваешься с иной разверткой межнациональной неприязни. Эмиль Паин (руководитель Центра по изучению экстремизма и ксенофобии Института социологии РАН – прим. «СП»), например, делает вывод, что это связано и с властью тоже. То есть здесь она тоже каким-то образом контролирует или культивирует эту самую ненависть.

«СП»: - Образ врага, значит, по-прежнему актуален? А есть ли какие-то особенности его создания сегодня?

- Проблема вот в чем: он актуален – и с этим согласились все участники «круглого стола» - для власти, как технология управления социальными процессами. Власть охотно это дело использует. Другой вопрос, что есть научный подход – эмпирический, и он показывает, что такого тотального, общего врага, который может объединить всю нацию, нет. Врагов-то делается больше, но они мелкие, и потому сплотить нацию на каком-то едином образе внешнего врага или образе внутреннего врага (скажем, врачей-вредителей, космополитов или проклятых троцкистов) уже не получится.

Даже на проверенном образе – США, тоже не получается. Как минимум, 40% граждан, по данным того же «Левада-центра», к Америке относятся, скорее, с симпатией. Значит, это не тот враг, от ненависти к которому, захлебываясь, мы можем возлюбить нашу власть, потому что она нас от этого врага защищает.

В этом смысле у тех, кто пытается использовать такой технологический механизм, задача нерешаема, поскольку они хотели бы сколотить большинство, направить его против какого-то меньшинства с тем, чтобы получить политическую поддержку. Получается лишь отчасти, как с Pussy Riot: девчонки станцевали непристойный танец – дело на пятнадцать суток. Но ведь раздули общенациональную проблему. Консолидации это не принесет. Даже в тактическом смысле. А в стратегическом - ведет к взаимному самоуничтожению. Логика власти, насколько я понимаю, обусловлена тем, кончились позитивные методы или рычаги поддержки ныне действующей вертикали, и она перешла к негативным. Даже к запугиванию – если не будет вертикали, то вас побьют кавказцы, вас поработит Америка, вас покусают бешеные собаки, а «Зенит» будет все время выигрывать у «Спартака»…

«СП»: - То есть используется любой раздражитель лишь бы столкнуть отдельные группы?

- Ощущение такое, что все это не корневое, не из недр народных прет, а сверху нам указывают – вот они враги. И в тоже время в этом есть какой-то элемент маскарада, ненастоящего, т.е. не такой уж русский народ лютый, каким сам себя, может быть, и представляет. Об этом говорят социологи. А этнологи говорят, что в разных регионах (в зависимости от степени бессовестности или истеричности, или запуганности властей) разная острота тех же самых межнациональных отношений. Понятно, что это вещи в некотором смысле управляемые. Но остается такое ощущение, что это все ненастоящее, хотя и достаточно успешно реализуемое. С довольно примитивными задачами – удержать контроль над ситуацией, удержать власть. И, в общем-то, с достаточно предсказуемыми негативными последствиями, потому что ненависть может вспыхнуть и по-настоящему. И мы никогда не выясним, откуда она – из недр черной души народной всплыла, или это ее сверху умные политические менеджеры в эту душу закачали с помощью шприца – телевизионного или еще какого-то.

«СП»: - Не будет ли эта ненависть направлена в итоге против самой этой власти?

- Может и такой вариант быть. В принципе есть шанс доиграться. В том плане, что, в конечном счете, объединение – то самое, о котором власть печется - произойдет на почве ненависти или презрения к этой самой власти. Вообще, это плохая игра – она бестолкова, глупая… Но что сделаешь, вот такая у нас не очень умная власть.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин признает, что власть, действительно, часто манипулирует различными социальными группами, чтобы укреплять свои позиции:

- Тенденция, безусловно, присутствует. Но я бы здесь разделял группы, искусственно созданные политтехнологами, и группы, объективно вызывающие отрицательное отношение населения. Потому что нельзя признать, например, проблему мигрантов надуманной. Это объективная проблема. И здесь власть, скорее, делает ставку на замалчивание проблемы, чем на раздувание конфликтов. А вот если брать всяких там «агентов госдепа» и проч., то да, действительно, в этом случае ставка делается на поиски внутреннего врага, чтобы консолидировать людей вокруг власти. Работают, в принципе, по старым лекалам. Но не только в нашей стране политтехнологи так работают, в других странах тоже... Образ внешнего врага появился ведь раньше, чем в 30-е годы прошлого века – это старая технология. Но сегодня власть уже понимает, что для нее горожане, например, в основном потеряны, поэтому она ориентируется на население малых городов. Среди них сильна советская ностальгия, поэтому пытаются играть на старых фобиях, на антиамериканских настроениях в том числе.

«СП»: - Вектор ненависти народной, если так можно сказать, он сейчас смотрит в сторону Америки?

- Я бы сказал, в сторону Запада. В сторону Европы тоже.

«СП»: - Не станет ли такая культивация ненависти началом конца самой власти?

- Началом конца станет другое – замалчивание актуальных проблем. Вроде ЖКХ, миграции, и проч. К политтехнологиям наше население все менее восприимчиво. Люди уходят в интернет, и, скажем так, становятся политически квалифицированными.

Писатель Роман Сенчин, в свою очередь, считает, что людям специально навязывают «адресную агрессию», чтобы направить их в сторону от основных проблем - экономических, политических и социальных:

- Нас все время заставляют бороться то с одним злом, то с другим. И настолько навязчиво, что, кажется, будто это такие отвлекающие маневры. Я неоднократно уже высказывал мысль, что нынешняя власть просто тянет время, чтобы решить все свои вопросы, вопросы своего окружения, своих семей, а потом куда-то незаметно денется. А пока ей удобно, чтобы в обществе сохранялась определенная стабильность, но с некоторой такой «вибрацией». Потому проблемы, которые по большому счету и проблемами-то не считаются, раздуваются вдруг до вселенских масштабов. О них трубят по всем телевизионным каналам, народ кошмарят сутками, неделями, месяцами. При этом поводов для положительных эмоций дается очень мало. Остались спортивные соревнования, да Сколково, время от времени. Хотя и Сколково уже обрастает грудой проблем и скандалов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments