gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Перевод в рабство

Предприятия в России нашли способ снизить зарплату сотрудникам и лишить их социальных гарантий

За бравурными выступлениями первых лиц государства о росте реальных доходов граждан предприятия в России активно свертывают социальные обязательства перед работниками и значительно снижают им зарплату. Несогласные с такой практикой сотрудники оказываются без работы и вынуждены отстаивать свои права на акциях протеста. Так, в эту субботу у головного офиса ОАО «Российские железные дороги» состоится митинг уволенных контролеров автоматических пропускных пунктов московских вокзалов. Они, как и труженики многих других компаний, на себе ощутили новые методы управления.

Видимо, многим предпринимателям и управленцам показалось, что трудящиеся помимо радости от труда имеют еще много чего хорошего. Явно лишнего. А потому надо «оптимизировать» производственный процесс, сбросив с плеч большинство обязательств перед работниками. При этом с юридической точки зрения всё выглядит гладко.



Для «оптимизации» было выбрано три основных способа: лизинг, аутсорсинг и аутстаффинг. Эти малопонятные слова обозначают обычную практику наших предприятий.

Под лизингом (заемным трудом) персонала понимается использование наемных работников, официально числящихся сотрудниками кадровых агентств. Более распространенные аутсорсинг и аутстаффинг подразумевают соответственно передачу часть работы сторонней организации на основе договора и перевод сотрудников из штата компании в штат компании-подрядчика.

К примеру, трудится себе человек спокойно на большом предприятии, получает стабильную зарплату, состоит в профсоюзе, гордится профессией. Вдруг, в один прекрасный момент, руководство объявляет, что отныне он будет выполнять ту же работу, но числиться будет в другой фирме. Фирма же предлагает свои условия. Как правило, с меньшей зарплатой, с урезанием прежних социальных гарантий. Хочешь – работай, не хочешь – иди за ворота, никто не неволит.

– В нашу страну заемный труд, аутсорсинг и аутстаффинг пришли с запозданием, – говорит директор Института проблем глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. – Подобные практики распространены за границей уже давно. Прежде всего, в Западной Европе. Но сейчас в России эти методики набирают обороты. Вначале их стали внедрять у себя западные фирмы, теперь к этому активно присоединились и российские компании.

За этим кроется желание предпринимателей снять с себя многие социальные обязательства, включая страховые взносы. Но самое главное – это желание фирм снять с себя ответственность при несчастных случаях. Вся эта система так построена, что совершенно непонятно, кто будет отвечать в случае аварии. Вывод один: ухудшается положение работников и улучшается положение бизнесменов.

Один из руководителей Межрегионального Профсоюза «Новые профсоюзы» Иван Милых говорит о том, что подобная практика сейчас активно развивается и не без помощи государства:

– Заемный труд и аутсорсинг сегодня в России очень распространены. В частных предприятиях это явление видно на каждом шагу. Большинство бизнес-структур выводят все непрофильные отделы в аутсорсинг. Как правило, это оборачивается потерей социальных гарантий и снижением зарплаты. Значительно уменьшается возможность людей к объединению для защиты своих прав. Фактически люди работают на одном предприятии, а формально мы имеем множество коллективов. Отдельно столовая, отдельно охрана, отдельно производство. И сколько должно быть профсоюзов?

Если посмотреть на пищевую промышленность, то все крупные предприятия работают по этой схеме. На некоторых доля сотрудников, не числящихся в штате, достигает 70%.

«СП»: – В России хотели законодательно запретить заемный труд.

– В Госдуме закон рассматривается с 2010 года. Но после рассмотрений он кардинально поменял свою суть. Он называется «О запрете заемного труда», но фактически направлен на его легализацию. На мой взгляд, если документ будет принят в нынешнем виде, то это будет очень вредный закон, – подчеркивает Иван Милых.

Сейчас с подобной практикой стали сталкиваться и работники государственных предприятий. Решившиеся на митинг железнодорожники - одни из них. Совсем недавно было уволено более 200 контролеров. Ранее они состояли в штате Центральной пригородной пассажирской компании (дочерняя структура ОАО «Российские железные дороги»). Теперь обязанности контролеров будут исполнять сотрудники некоей частной охранной фирмы. Туда звали и сокращенных сотрудников РЖД.

Почему работники отказались от такого предложения, рассказывает председатель ячейки Межрегионального профсоюза железнодорожников Игорь Сморгонский:

– В нашей ситуации применили аутстаффинг: сократили контролеров и вместо них наняли людей из частного охранного агентства. Вначале контролерам тоже предлагали оформить их как чоповцев, но они отказались.

Раньше зарплата у контролеров была около 24 тысяч рублей. Мы пользовались всем социальным пакетом компании РЖД. Сейчас чоповцы получают от 9 до 15 тысяч. При этом они исполняют обязанности одновременно и контролеров, и охранников.

Кроме этого, раньше контролеры работали сутки через трое, а теперь новых людей заставили работать вахтовым методом по 10-15 суток.

Среди контролеров было много женщин предпенсионного возраста. Понятно, что они не могли согласиться на такие условия. Их уволили, и им очень трудно найти новую работу.

«СП»: – Кто же согласился на такие условия?

В основном, набрали людей из других регионов, где жизнь очень тяжелая и люди хотят заработать хоть что-то. Условия действительно очень тяжелые. Трудно представить, что человек может выдержать 10-15 суток на посту. Но бывали случаи, что человек отлучался буквально на пять минут в туалет, а в это время проверяющий заставал его отсутствие, и человека лишали премии. Контролеры буквально живут в кассах, там же ночуют.

Возможно, к митингу железнодорожников присоединятся и работники других предприятий. К примеру, московского завода авиадвигателей «Салют». Там руководители тоже решили «оптимизировать» расходы. Рабочую столовую решили передать отдельной фирме. К чему это привело, рассказывает повар Алла Шпак:

– Раньше люди числились сотрудниками завода «Салют». Это государственное предприятие с широким набором социальных гарантий. У сотрудников был профсоюз, были путевки в собственные дома отдыха, дети летом ездили в пионерский лагерь, оплачивались больничные.

С выводом людей за штат предприятия условия труда в столовой сильно ухудшились. Во-первых, договор между фирмой-исполнителем и заводом заключен только на год, и никто не знает, будет ли он продлен. Во-вторых, в этой фирме есть понятие испытательного срока. После трех месяцев человеку могут легко сказать «до свидания».

У людей стала двойная зарплата. На «Салюте» повара получали около 20 тысяч рублей. Сейчас – официально платят 13 тысяч, а остальное – в конверте. Действуют штрафные санкции. Человеку могут перевести эти 13 тысяч на карточку, но конверт не дать. Значит, сотрудник в чем-то провинился.

Когда людей убеждали перейти в новую фирму, обещали отпуска и больничные. На практике оказалось, что отпуск можно брать только на две недели раз в полгода. У нас много женщин с детьми, и такой отпуск им не выгоден.

Больничные оплачивать никто не собирается. Заболел – съешь таблетку и работай. Не можешь – бери за свой счет…

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments