gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

И российских депутатов, вся Россия кроет матом ... :)

Депутаты хотят запретить мат в СМИ, потому что чуют, что скоро слов других не останется, чтобы описывать законы, которые они напринимали и продолжают принимать.

Тарили-мутарили
По х… ударили
(из детского стишка)

Госдума в первом чтении приняла законпроект об ответственности за мат в СМИ: с граждан (т.е., вероятно, по логике депутатов, с тех, кто в силу происхождения по-другому изъясниться не может) за мат будет браться – до 100 долларов, с должностных лиц – от 5 до 20 тысяч рублей, с юридических – от 20 тысяч до 200 тысяч рублей. Коммунистка Тамара Плетнева вспомнила советскую заботу о воспитании, Сергей Иванов из ЛДПР философски рассудил, что нравы вообще упали, не только в СМИ. Единороссы по привычке украшать свои законопроекты детьми, втиснули заботу о них и сюда: «Надо оградить наших детей от потока нецензурной брани, которая идет из СМИ», поставил задачу депутат-единоросс Поневежский

Еще один единоросс, представитель комитета по конституционному законодательству Дмитрий Вяткин, предавался каким-то антиконституционным рассуждениям о нецензурных словах и «даже (его выражение!) словарях нецензурной лексики». Напомню, что статьей 29 Конституции России цензура запрещена.

Законопроект о запрете мата – это традиционный образчик порожняка («не пора ли нам уже похоронить Ленина» или «нужна ли пенсионерам порнография на телике»), которым раньше маскировали какую-нибудь общественно-политическую пакость. Теперь дума настолько разошлась, что маскировать уже нечего и незачем. Напротив, теперь она маркирует, дает понять, концлагерь есть концлагерь, и наказываться будет самое мелкое нарушение концлагерного режима: плохо заправленная шконка, не те сайты в закладках, игра в снежки, курение и мат.

Ту же функцию, кстати, выполняет РПЦстит – комментарии представителей РПЦ о чем-нибудь. На днях один упитанный священник предложил брать налог с бездетных. Тут же припомнили, что такой налог был в СССР, а дефакто взымается и сейчас, просто так не называется и поэтому никто об этом не знает. Ergo, какая цель была у этого выступления? Помочь государству? Нет, оно и так успешно обирает граждан. Цель – напомнить гражданам (пастве), что они в концлагере – в республике Сало наоборот, где полагается плодиться и размножаться на случай, если оно, государство, начнет войну. Оно вообще успешно выполняет только паразитические функции (налоги, запреты), а остальные (защита граждан, все то, ради чего мы, по общественному договору, его держим) исполняет в буквальном смысле на от..бись, т.е., очень нехотя.

Вот и у антиматерного закона нет другой цели. Мат как феномен – язык, словами из которого можно заменить какое угодно слово, – сложился как раз в условиях советской диглоссии: был мертворожденный новояз, он же язык партийной прессы, и народный разговорный, в котором эти четыре корня приобрели бесконечные иррадиирующие свойства. Пушкин с Лермонтовым не знали десятой доли словника современных словарей мата, которые на днях открыл для себя депутат Вяткин. Бодуэн-де-Куртене, редактируя словарь Даля, зафиксировал еще только формирующуюся способность слова «х..» полностью утрачивать свой денотат. Словообразований и «переносных значений» в таком количестве не было, они появились, вернее всего, в СССР.

Когда закон разваливающегося СССР от 1 августа 1990 года «О печати и других средствах массовой информации» отменил цензуру, – не стало нецензурных слов. Почти тут же этим начали пользоваться обрадованные свалившейся свободой слова газеты.

Реабилитация началась с петербургской газеты «Час Пик», опубликовавшей в сентябре 1990 года без купюр поэму Кибирова (Запоева) «Послание Л. С. Рубинштейну» («Это все мое родное, это все х..е-мое...»). Как язык журналистики мат осваивался с 1992 года газетой «Новый Взгляд», с участием еще Ярослава Могутина. В 1993 году Пресненская прокуратура Москвы возбудила на него уголовное дело по статье «хулиганство» за интервью с матерящимся Борей Моисеевым (Могутина тогда успешно защитил Падва, который сейчас защищает Сердюкова; Моисеев ровно через 10 лет вступит в «Единую Россию»). В декабре 1993 году цензуру запретила конституция РФ. В 1994 кандидат философских наук Фархад Ильясов запредельным тиражом в 30 тыс. экз. выпустил антологию «Русского мата» и купил на гонорар квартиру в Москве.

Были еще Никонов и куртуазный-маньерист Быков с газетой «Мать» (1995), издававшейся как приложение к «Собеседнику», и последовавшим за ней уголовным делом, но это осталось фактом биографии этих двух публицистов, а не журналистики.

Традицию «НВ» подхватил мощнейший в 96-97 гг. таблоид «Мегаполис-Экспресс», который как-то вышел с набранным кеглем «реал» заголовком «Расступитесь, бл*ди, медсестры идут», и для которой штатный кроссвордист Ливадия Тим (псевдоним Вадима Трухачева, в будущем главреда «Желтой газеты») составил кроссворд, где все слова, которые следовало разгадать, были «непечатными».

Полемика вокруг «Нового взгляда» описана в книге академика Виталия Костомарова «Языковой вкус эпохи» (1994), вокруг «Часа Пик» – в книге Михаила Золотоносова «Логомахия». И Могутин из «НВ», и Золотоносов, опубликовавший поэму Запоева, вспоминали, что в редакцию пачками приходили письма «возмущенных читателей», в которых редакцию чехвостили почем зря, крыли и обкладывали теми самыми словами, против которых те же самые читатели протестовали. Так не ругаются, как Ирина Роднина в очереди в кассу,  – так вступаются только за культуру.

«Ну не хочешь ты читать – не читай, твою мать! Нет, все прочтут по десять раз, всем друзьям перескажут, потом в редакцию названивать примутся и матом ругать автора за этот самый мат! Страна стукачей!» – написал тогда Могутин. Скучно сейчас перетирать то же самое, тема переварена неоднократно.

Законопроект, безусловно, пустопорожний и бесполезный в практическом смысле (это отмечают все главреды изданий, которые не увидели проблемы в том, с чем он собирается бороться), но символичный (чего тоже никто не увидел). Это официально оформленное заветное чаяние депутатов о том, что вернутся еще золотые времена, когда редакторов будут закрывать за опечатки в фамилиях.



Статья "правильная"! И как то сразу на ум пришла и инициатива Жирика  касаемо "заимствованых слов" ...  Это песнь из той же оперы ... :)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments