gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Category:

Найдутся все! Как Москва устанавливает тотальную слежку за людьми

Антиутопии с тотальной цифровой слежкой за людьми уже реальность. После участившихся случаев воровства и продажи персональных данных граждане видят в этом нарушения своих прав и свобод, а власти продолжают утверждать, что повсеместные видеокамеры помогают сохранять порядок и расследовать преступления.

Теперь камеры наблюдения добрались до мусора – законотворцы Москвы и Московской области на прошлой неделе предложили наказывать на основании фиксации видеокамер водителей, устраивающих по дороге помойки. Но разве плохо, если перестанут сорить? Почему опять люди недовольны? Скорее всего потому, что все понимают: это лишь один из элементов глобальной столичной системы контроля. Ведь московская мэрия зачастую наблюдает за жителями столицы далеко не в открытую, а о сохранности персональных данных заботиться если и пытается, то безуспешно.

Во сколько бюджету обходится «цифровой колпак» и из чего он состоит

Раньше власти закупали данные о перемещении людей у операторов сотовой связи (как заверяют – обезличенные), потратив на эти цели за последние 4 года порядка 500 млн рублей. Теперь они переходят на самостоятельный сбор информации: Центр организации дорожного движения в прошлом году объявил конкурс на закупку 220 аппаратно-программных комплексов за 155,2 млн рублей, которые будут собирать информацию о местоположении мобильных устройств людей с привязкой к их MAC-адресу (уникальный идентификатор каждого смартфона). Раньше данные о местоположении людей были грубыми – с погрешностью до 500 метров, теперь информация будет куда более точной, и городские власти смогут даже распознавать группы постоянно контактирующих людей, например, идентифицировать семью. Обещают, опять-таки, обезличено.

Налоговики тоже не отстают: с 17 марта они получают расширенный доступ к данным банковских клиентов. Теперь по их запросу можно получить копии паспортов держателей счетов и образцы их подписей – все для ловли уклоняющихся от налогов. Дочка «Ростеха» оснастила 1600 школ системой видеонаблюдения с говорящим названием «Оруэлл». И вишенку на торте водружает «Сбербанк»: он создал платформу «СберАналитика» и выводит её на коммерческий рынок: там будут собирать и анализировать платежи россиян с привязкой к картам входящей в состав Сбера 2ГИС. Анекдот «если у вас паранойя – это ещё не значит, что за вами не следят» становится всё актуальнее. Тем более, что Россия занимает третье место в мире по числу камер видеонаблюдения. Власти настаивают на безусловной пользе такого повсеместного видеонаблюдения.

В бюджете Москвы на программу «Безопасный город» в 2020 году было заложено 49,6 млрд рублей. Уличные видеокамеры помогли ГУВД Москвы в поиске преступников - в 2020 году с их помощью раскрыто 40 убийств, 516 грабежей, 129 случаев причинения тяжкого вреда здоровью, 2713 краж. Система эффективно работала на выявление и предотвращение случаев нарушения карантина по коронавирусу в период действия ограничительных мер, считают в ГУВД.

Камеры против «праздношатаний»

Москва выделяет все больше средств на такие правоохранительные инновации – в феврале стало известно, что власти города потратят 932 млн руб. на покупку и установку 316 мультимедийных экранов с камерами, оснащенными функцией распознавания лиц, на 85 станциях метро. Экраны смогут распознавать, например, быстрые движения, пересечения линий и «праздношатания». У камер есть очевидная польза - с сентября 2020 года с их помощью было обнаружено 100 человек пропавших без вести, среди них 26 детей. Но вторая сторона медали понравилась далеко не всем: после несанкционированных митингов января 2020 года по камерам начали определять их участников.

«После прошедших митингов использование больших данных вызывает большое беспокойство у граждан, - сказал депутат Евгений Бунимович на заседании Мосгордумы 10 марта. – Я рад, что такие методы работают для поиска преступников, но часто речь идет о другом. Этические вопросы применения этих технологий остаются открытыми. Полиция приходит домой к людям, не совершавшим никаких противоправных действий, а просто оказавшихся в объективах видеокамер не в то время и не в том месте. Как соотносятся понимание безопасности и права человека в этом случае?»

Правительство Москвы утверждает, что не собирает персональные данные, а собирает только обезличенные, но, скорее всего, это неправда, отметила в беседе с НИ депутат Мосгордумы Дарья Беседина. «Нехитрые манипуляции (сопоставление номера "Тройки", базы данных госуслуг mos.ru, сервиса цифровых пропусков с данными распознавания лиц) могут установить, где и когда конкретный человек пользовался общественным транспортом и проходил под камерами видеонаблюдения. Это обработка персональных данных без согласия, что никак не соответствует требованиям ФЗ "О персональных данных», - говорит Беседина. Действительно, во вторую волну коронавируса в октябре московское правительство обязало работодателей предоставлять номера карт «Тройка» своих сотрудников, переведенных на удаленный режим работы. Нетрудно догадаться, что такая информация могла лечь в основу сбора данных о нарушителях карантина.

«Операторы за 5 тыс продадут любую информацию»

Общественный проект по саморегуляции интернет-отрасли «Роскомсвобода» исследовал уязвимости в московской системе распознавания лиц – имеющие доступ к ней продают данные. Среди возможных покупателей — частные детективы и коллекторы. Еще год назад прайс-лист был таким: 3000 рублей за пятидневный доступ к прямому эфиру одной столичной камеры из системы «Безопасный город» и недолгому архиву ее записей; 10000 рублей за поиск человека по системе распознавания лиц по наземным камерам — в результате можно получить выписку в формате PDF с адресами камер, где был замечен объект слежки (в основном — камер подъездов) и фотографиями за 30 дней. Такие данные продаёт всего несколько дилеров, однако, по данным игроков рынка «пробива» данных, на них все равно есть свои продавцы и покупатели.

«Есть несколько уровней безопасности: физический – это сервера, само железо, достаточно ли они закрыты? Второй уровень – само программное обеспечение – оно очень уязвимо. Третий – то, что в самой базе данных все данные должны быть переведены в специальную форму, - объясняет в беседе с «НИ» специалист по анализу данных Артур Хачуян. - Четвертый уровень, самый подверженный риску – это люди. Операторы системы, которые за 5 тысяч рублей выгрузят и продадут в даркнет любую информацию. Это очень трудно отследить. Фактически можно купить данные камеры и следить, например, за девушкой».

Один из самых скандальных случаев утечки персональной информации произошел в декабре 2020 года - в свободном доступе в интернете оказались данные десятков тысяч пациентов московских больниц, болевших коронавирусом. В архиве весом около 1 Гб содержится 362 файла форматов Word, Excel, PDF и JPG. В некоторых таблицах более 100 тыс. строк, в каждой из которых есть столбцы с ФИО, местом проживания, номером телефона, полиса ОМС, датой рождения, диагнозом и т.д. Речь идет об утечке материалов, составляющих медицинскую тайну, однако ни один надзорный орган не прореагировал на этот вопиющий факт.

Почему у московского правительства «индульгенция» на утечки данных

«У нас фактически нет органа надзора, который бы следил за тем, как органы власти собирают данные. По идее, этим должен заниматься Роскомнадзор, может, частично прокуратура и МВД при утечках и ФСБ, если дело касается госбезопасности. По непонятным причинам Роскомнадзор не связывается с правительством Москвы», - отмечает в комментарии для «НИ» Директор АНО «Информационная культура» Иван Бегтин.

- «По-хорошему они должны были в тот же день после утечки данных по ковидным больным прийти с проверкой в ДИТ Москвы, моментально, без предупреждения. Этого не произошло. Прокуратура тоже не отреагировала. Поэтому мы делаем вывод, что федеральные органы, формально независящие от столичного правительства, на деле закрывают глаза на нарушения в городе. Почему у московского правительства такая индульгенция – вопрос открытый», - констатирует эксперт.

Чтобы система обеспечения безопасности в городе с помощью цифровых технологий не стала монстром, необходим общественный контроль, считает Артур Хачуян. «Проблема «слежки» — это не беда разработчика и прогресса, а вина человека, который придумывает карательный закон. Государство уже никогда не откажется от технологии распознавания лиц, нужен общественный контроль, так как «закопать» это уже не получится», - предупреждает эксперт.

Даже если верить в добрую волю мэрии, создавать гигантскую систему слежки просто опасно, уверена Дарья Беседина.

«На развитие системы распознавания лиц тратятся десятки миллиардов рублей налогоплательщиков. Однако пока она крайне слабо помогает искать преступников. Пока мы видим, что государство использует свою власть для преследования политических оппонентов», - полагает депутат Мосгордумы.

Похоже, принцип «помоги себе сам» в истории с цифровой слежкой за всеми нами актуален как никогда. До тех пор, пока не получится создать систему реального общественного контроля за... тотальным контролем, камеры так и будут сверх эффективно функционировать, когда понадобится в очередной раз выявить и оштрафовать нарушителя карантина или участника несанкционированного митинга, а вот в случае серьезных уголовных преступлений подозрительно ломаться и отключаться как раз в тот самый «час Х».



1984 ?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments