gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Categories:

«Я вооружен самой революционной идеей». Интервью с коммунистом Николаем Бондаренко

Депутат Саратовской областной думы от КПРФ Николай Бондаренко — один из самых популярных политиков в соцсетях. На днях он объявил о намерении участвовать в выборах в Госдуму и бросил вызов ее нынешнему спикеру Вячеславу Володину. После этого у него начались проблемы с силовиками. «МБХ медиа» поговорило с Бондаренко о том, тяжело ли быть в оппозиции власти, об отношении к Алексею Навальному, о Геннадие Зюганове и борьбе внутри КПРФ, а также о том, что может заставить коммуниста отказаться от своих идей.


Кто такой Николай Бондаренко
Бондаренко 35 лет, он родился и вырос в Саратове. По образованию юрист. В КПРФ вступил в 2009 году. В 2017 году избрался в Саратовскую областную думу. В 2018 году областной министр труда Наталья Соколова заявила, что россиянин способен прожить на 3,7 тысячи рублей в месяц. «Макарошки стоят всегда одинаково», — заявила тогда она. Бондаренко этими словами возмутился и решил провести эксперимент — месяц он питался на эту сумму. В конце эксперимента Бондаренко заявил: «Прожить без потерь для здоровья, безусловно, нельзя». Впоследствии Соколова была уволена, а Бондаренко стал известен за пределами Саратова. У него есть Youtube-канал «Дневник депутата», на который подписано 1,25 млн человек. В нем он резко высказывается по острым проблемам региона и страны.

О Володине

— В своем стриме вы объявили о намерении участвовать в выборах в Госдуму от Саратовской области. Вероятно, вашим оппонентом от «Единой России» там станет нынешний спикер Госдумы и бывший первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин. Как вы собираетесь с ним конкурировать?

— Мои товарищи считают меня человеком с хорошей медийной поддержкой, поэтому я посчитал правильным выдвинуться против самого авторитетного соперника. Есть несколько плюсов в противостоянии на выборах Володину. Прежде всего, насколько это возможно в нынешней системе, это будут прозрачные выборы. Вряд ли в округе спикера Госдумы кто-то будет заниматься грязными фальсификациями и вбросами, ведь такие вещи принесут ему слишком большие репутационные потери. Он это понимает.

Также в такой избирательной кампании не будет преград в ведении агитации, с чем коммунисты сталкиваются буквально повсеместно. Обычно нам не позволяют вывешивать свои баннеры там, где мы этого хотим, или не пускают в эфиры радиостанций.

В регионе у меня хорошая поддержка. Люди меня знают. У нас есть очень значимые победы.

— Насколько Володин популярен в Саратовской области?

— Я не слежу за его передвижениями, мне сложно сказать, часто ли он приезжает сюда, и оценить уровень его поддержки. Но я точно могу сказать, что саратовцы не могут простить власти пенсионной реформы, которая фактически отменила пенсии. Они не могут простить увеличение налогов, повышение коммунальных тарифов, нападки на интернет и свободу слова, ограничения в проведении митингов. Все это очень больно ударило по авторитету власти. Думаю, при голосовании граждане будут все это учитывать.

— А какие у вас преимущества перед оппонентом?

— Работая депутатом Саратовской областной думы, я не проголосовал ни за один закон, который бы ущемлял права и ухудшал материальное положение граждан.

Зато мы вносили много хороших и правильных законов, которые развивают демократию, улучшают благосостояние граждан и дают дополнительные социальные гарантии. Одно из наших важных завоеваний — увеличение продуктовой корзины до 10 тысяч рублей, то есть почти в три раза. Некоторые законы, которые хотели принять местные единороссы — например, поднять плату за капремонт — нам удалось заблокировать, играя на расколе внутри «Единой России» или воспользовавшись моментом, когда у них была плохая явка на заседаниях.

— То есть вы хотите сыграть на противопоставлении себя «антинародному кандидату»?

— Мы говорим о том, что депутаты от «Единой России», насколько бы они не были грамотными, талантливыми, и какие бы заслуги не были у них за плечами, принимают те решения, которые им сверху диктует чиновничий олигархический режим. Хороший пример — первая женщина-космонавт Валентина Терешкова (депутат Госдумы, предложившая поправку в конституцию об обнулении президентского срока Владимира Путина. — «МБХ медиа»). Человек с большими заслугами, раньше целые поколения на нее равнялись, а сейчас она служит помощником господина Путина и созданной им системы.

Я всегда говорю своим избирателям: даже если мы не получим после очередных выборов большинство, позволяющее провести свои реформы, то хотя бы все те чаяния, нищету, боль и возникающую из-за этого критику власти я буду озвучивать каждый день тем чиновникам, к которым простые люди подобраться не могут. То, что они окружили себя высокими заборами, охраной и иномарками, вовсе не значит, что я не смогу до них докричаться.

Буду говорить в лицо этим негодяям все. Стану рупором народа.


    Задержание и штраф

— После того как вы объявили о намерении участвовать в выборах, вас задержали. Как это произошло?

— Утром 8 февраля я вышел из своей квартиры. В подъезде меня поджидали три человека. Честно говоря, насторожился. Подумал сначала, что власть пришла со мной расправиться. К чему, в общем-то, каждый коммунист готов. Но когда они представились и сказали, что из полиции, я немного успокоился. Лучше все-таки ехать в тюрьму, чем на кладбище. И я поехал с ними.

В участке я опасался, что мне предъявят серьезные обвинения. Но в итоге все вылилось в штраф в 20 тысяч рублей по статье об участии в несанкционированной акции. Дело в том, что за несколько дней до того было заявление замначальника регионального УМВД о том, что 31 января, в день акции в поддержку Алексея Навального, я якобы пытался захватить отдел полиции. Потом последовало аналогичное заявление и от губернатора, он сказал, что мной должны заниматься правоохранительные органы, дескать, что я себе позволяю…

— А что вы себе позволяете? Вы 31 января как провели?

— Объясню. В этот день в границах моего депутатского округа собрались несколько тысяч граждан. Там была социально-напряженная ситуация. Были возможны конфликты. И что я, должен был дома что ли сидеть? Конечно, я присутствовал там. Для того чтобы обеспечить гражданам соблюдение их конституционных прав и полномочий. Не дать сотрудникам полиции перегнуть палку. Чтобы не произошло то, что мы видели в этот день по всей стране, когда людей пытали, били электрошокерами, надевали пакеты на голову и совершали другие зверства.

А в полицейском рапорте значилось: «Бондаренко шел освобождать протестующих в отдел полиции». Я до сих пор не понимаю, что значит «шел освобождать». С вилами что ли, я шел? На самом деле в тот день ко мне подошел один из молодых людей и сообщил, что его друзей задержали, и я решил пойти в отдел, где, по моему мнению, они должны были находиться. На подступах к отделу полицейские пытались мне препятствовать, ссылались на пресловутый план «Крепость», а меня обвинили в том, что я организовал поход на отдел полиции. И вот в итоге оштрафовали. Думаю, если бы не общественная поддержка, могло быть и уголовное преследование.

— Вас даже Геннадий Зюганов поддержал. Сказал: «Или вы дадите отбой, или мы поднимем всю страну, мы не дадим устроить расправу над нашим талантливым депутатом». Приятно, должно быть, что лидер партии за вас вступился?

— Еще бы. Реакция моих товарищей меня приятно удивила. В понедельник, когда меня задержали, фракции КПРФ по всей стране делали обращения на имя президента и глав СКР и МВД, требуя меня освободить. Депутаты Госдумы встали в пикет возле администрации президента. А Геннадий Андреевич Зюганов несколько раз мне звонил, мы, можно сказать, «на телефоне», в режиме онлайн вырабатывали общую позицию, обсуждали конкретные шаги. Как итог — заявление фракции в Госдуме с требованием прекратить репрессии в отношении Бондаренко.

Мне еще понравились слова [пресс-секретаря президента Дмитрия] Пескова, который назвал выступление партии «агрессивным». А он на что рассчитывал? Довели ситуацию до точки, когда у нас пенсионеры стоят в очереди к мусоркам, когда каждый четвертый ребенок в стране живет за чертой бедности, когда миллионы людей живут в аварийном жилье… И после этого Песков считает, что у нас не должно быть агрессивных взглядов? Так это они и есть виновники и организаторы таких взглядов людей в нашей стране!


О Навальном

— Как вы относитесь к январским акциям протеста и к фигуре Алексея Навального?

— На протяжении всего своего политического пути придерживаюсь одной позиции: мы с Алексеем Навальным политические и идеологические оппоненты. Мы с ним по-разному смотрим на будущее мироустройство и будущее страны. Алексей Навальный и либеральное сообщество считают, что систему можно подретушировать, сделав ее более справедливой. Я так не считаю. Я не думаю, что прогнивший и уничтоженный фасад можно отреставрировать. По моему мнению, от смены президента, олигархов и членов правительства мало что изменится.

Я убежден: нужно менять не фамилии, а систему.

Однако те расследования, которые проводит Навальный, его позицию по отношению к действующей власти, заявления о коррупции я, безусловно, поддерживаю. «Умное голосование» — отличная инициатива. Не вижу ничего плохого в том, чтобы выводить людей на избирательные участки и объяснять, что голосование нельзя отдавать на откуп власти, иначе она сама назначит тех, кто ей нужен. Честно признаюсь, у меня даже появляется «красная зависть» от того, что эта идея принадлежит не нам. Но в то же время это дополнительный стимул для того, чтобы эволюционировать.

Считаю, что нужно искать точки соприкосновения, как бы это ни было трудно. И мне хочется верить, что они со временем будут найдены. Временные союзы, в том числе с Алексеем Навальным, вполне допустимы.

О заработке на YouTube

— Насколько я понимаю, ваши проблемы одним только штрафом не ограничиваются. На вас могут возбудить уголовное дело из-за того, что вы получаете деньги от YouTube. Что это за история?

— Все началось в прошлом году. Тогда были приняты поправки в антикоррупционное законодательство, согласно которым депутаты, работающие на непостоянной основе (то есть не получающие зарплату за депутатство. — «МБХ медиа»), не имеют право получать любого рода гонорары за какие-либо публикации.

— Вы — профессиональный блогер, правильно я понимаю? Канал на YouTube — это ваш единственный источник дохода?

— Да. Уже несколько лет освещаю на канале свою деятельность. Они хотят меня этого лишить, либо лишить депутатского мандата. Якобы я попадаю под действие этого закона, раз YouTube мне платит деньги. И надо привлечь меня к уголовной ответственности как коррупционера. Но это деньги за рекламу, которую YouTube размещает в моих видеороликах, а не гонорары за выполненную работу. Я никаких задач YouTube я не выполняю. Я не подписывал с сервисом никаких договоров, кроме заключения обычного пользовательского соглашения, где черным по белому написано, что оплата предусмотрена за рекламу.

— А кто на вас заявил?

— Вчера в Саратовской областной думе прошло закрытое заседание, на котором рассматривали заявление в прокуратуру, написанное на меня сразу 15 депутатами от «Единой России». Инициатором выступил первый зампред думы Алексей Антонов. Абсурдность ситуации в том, что он просит посадить меня в тюрьму как коррупционера и сам же это заявление на закрытом заседании рассматривает. Налицо конфликт интересов. Но это никого не волнует. Несмотря на мои аргументы, они поддержали заявление, сказали, что я нарушил закон, и теперь его будет рассматривать прокуратура: возбуждать на меня уголовное дело или нет.

— Вас реально хотят посадить?

— Я думаю, задача все-таки лишить меня депутатского мандата. Когда закрытое заседание в облдуме закончилось, я им сказал: «Вы знаете, насколько вы подставляете своего начальника?» Как люди-то на это посмотрят? Сначала Володин заявляет, что пойдет на выборы нашему округу, через несколько дней я заявляю, что буду его оппонентом, на следующий день вы меня задерживаете, а теперь еще и добиваетесь лишения меня мандата…

О ситуации внутри КПРФ и о Путине

— Ваши публичные выступления часто гораздо жестче, чем позиция КПРФ. В одном из недавних видео вы заявляли, что ваша миссия — бороться с системой, и призывали людей к этому. При этом лидер многие считают, что компартия управляется администрацией президента и в нужный момент готова поддержать Путина.

— Я категорический противник мнения о том, что я, мои товарищи или Геннадий Андреевич выступаем в поддержку президента Путина. Это абсолютно не так. Лично я выступаю за импичмент Путину, за роспуск правительства и полную отставку действующей власти как структуры, которая себя запятнала той деятельностью, которая проводится последние 20 лет в нашей стране.

Вопрос даже не заслуживает дискуссии. Народный, честный суд, по моему мнению, должен рассмотреть участие и вину каждого представителя власти за этот период. Потому что в России фактически проводится политика геноцида, и она имеет самые катастрофические последствия. За этот год почти полмиллиона человек стерты с лица земли. Цифры приближаются к цифрам военных лет. Хотя в стране не рвутся снаряды и не падают бомбы. Таких печальных итогов мы никогда не имели, и ответственность за них должен нести президент.

Путин сосредоточил в своих руках колоссальную власть. Он назначает всех и вся, и отвечать за эту кадровую политику, безусловно, придется.

— Вернемся к КПРФ. Сейчас многие обсуждают раскол внутри партии. Якобы существует два лагеря. Первый возглавляет Валерий Рашкин — этакий революционный предводитель, второй — Юрий Афонин, условно левоцентрист, демонстрирующий готовность сотрудничества с Кремлем. Очевидно и то, что Зюганов уже в обозримом будущем покинет место руководителя КПРФ. Вы наблюдаете какую-то борьбу за это место внутри партии?

— Я не согласен с такой оценкой руководителей партии. Я считаю, что и Рашкин, и Афонин — настоящие коммунисты. Их деятельность нужно рассматривать в целом. Наряду с отдельными случаями будут десятки и сотни противоположных. А слухи о расколе внутри партии очень удобны для власти. Дескать, они там в КПРФ грызутся, а значит, поддерживать их нет смысла.

Что касается взглядов внутри партии, то давайте не забывать, что в ней состоит более 200 тысяч человек. Это без сторонников и сочувствующих. И конечно же, взгляды могут быть разные. Есть часть коммунистов, которые более консервативны. Но я вас уверяю, что за этой консервативностью кроется очень серьезная радикальная составляющая. Часть коммунистов оценивают сегодняшнее положение в России как не имеющее революционной ситуации. А более радикальное крыло коммунистов, напротив, считает, что ситуация настала и обострять необходимо. Но все это вопрос идеологический, требующий больших дискуссий.

Я не считаю, что первая категория коммунистов на сто процентов ошибается. Хотя сам я имею крайне радикальные взгляды. И таковым меня сделала власть. Спокойно на тот ужас, который творится сегодня в России, я смотреть не могу. Но раскола в партии нет и быть не может. Мы все верны уставу и идеологии. И эта идеология нам говорит о том, что мы должны менять не имена, а систему..

— То, что КПРФ начала поддерживать установку памятников царям — это не отступление от идеологии и духа компартии? Условно говоря, будучи коммунистами, можно окунаться в купель на Крещение? Знаете, Эдуард Лимонов как-то во время дебатов с Рашкиным обмолвился, что если бы Ленин сегодня был жив, он бы лично велел расстрелять нынешних коммунистов, заседающих в Госдуме.

— Коммунист — это тот человек, который разделяет и продолжает борьбу классов до неизбежной победы диктатуры пролетариата. Он хочет подчинить материальное производство каждому гражданину страны. Все остальное — вопросы религии, истории — они частные. Они не касаются базиса коммунизма. Нет ничего плохого в том, чтобы чтить историю или оседлать тему поддержки верующих, это тоже в каком-то смысле вопрос стратегический, это привлекает к нам новых сторонников.

Словом, КПРФ еще боеспособна как никогда.

— Вы как-то сказали в ответ на обвинения единороссов в предательстве страны, что, «если вы считаете, что мы предали этот антинародный режим — да, считайте нас предателями». А какой режим для вас был бы не антинародным?

— Власть может либо работать в интересах трудящихся, большинства, либо служить маленькой кучке сверхбогатых людей. Сегодня в России, как и в большинстве капиталистических стран мира, государственная машина работает в интересах невероятно богатых олигархических кланов. Правда, в нашей стране эта ситуация гипертрофирована. У нас 1% населения владеет 90% всех денег и активов, это социальная катастрофа. Для меня народная власть — это власть, которая тратит богатство страны не на чиновников, силовиков, суды и дорогие иномарки власть имущих, а на социальную инфраструктуру, повышение уровня благосостояния граждан. Поэтому мы и идем во власть, чтобы уничтожить порядки, уничтожить законы, позволяющие сверхбогатым людям быть пиявками на теле трудящихся.

Также народная власть должна вовлекать максимально широкие слои общества в процессы управления страной. Проявляться это должно в выборности всех ключевых структур, в том числе судебной власти, в прозрачности и открытости, отсутствии всякой бюрократии, имеющей целью скрыть от граждан что-либо.

О публичности

— Вы становитесь довольно медийным политиком. О вас говорят, пишут, у вас огромное число подписчиков в соцсетях. При этом другой популярный политик своего времени Никита Исаев при странных обстоятельствах умер, Алексей Навальный чудом выжил. Вам не страшно становиться популярным в России?

— Я не собираюсь строить из себя героя и говорить, что ничего не боюсь. Не было ни одного дня, чтобы я, войдя в подъезд, не обернулся, или, идя по темной улице, не переживал, что это мой последний шаг. Конечно, я боюсь и прекрасно понимаю, что каждое действие рождает противодействие.

И я переживаю не только за себя, но также за свою семью, своих друзей и близких, на которых могут давить с целью ударить по мне. Но то, что творят сегодня с нашей страной, и та перспектива, с которой мы столкнемся в ближайшие годы, они страшат меня еще больше. Речь не идет о моей жизни и моем здоровье в контексте жизней 140 миллионов жителей нашей страны.

Но молчание будет стоить мне дороже. Потому что через 20 или 30 лет, когда мои дети подойдут ко мне и скажут: папа, как нам теперь здесь жить, почему ты молчал? — мне будет нечего им ответить. Помните Павку Корчагина и его «прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно»? Эта фраза как раз тогда и ударит. Но уже не будет ни сил, ни здоровья. А сейчас — самое время, сейчас я вооружен самой революционной идеей с точки зрения коренных преобразований и изменений для моей страны.

— У левого публициста Бориса Кагарлицкого есть книга «Антология революции», в которой он на примере европейских стран и России показывает, как леваки, попадающие во власть, вдруг со временем становятся центристами, лояльным системе. Если предположить, что вы попадете в Госдуму, не произойдет ли такая трансформация с вами и вашими взглядами?

— Борис Кагарлицкий, будучи коммунистом и марксистом, не берет в расчет один из главных законов идеологии. Общественное бытие формирует общественное сознание. Не все меряется деньгами. И есть критическая ситуация, которая воспитывает граждан вне контекста эгоизма и индивидуализма. Я отдаю себе отчет в том, что, насколько бы ты ни был богат и какая бы у тебя ни была дорогая иномарка, из ее окна придется смотреть на детей с протянутой рукой, на пенсионеров, копающихся в мусорных баках. Ты будешь видеть нищету, которой будет становиться все больше и больше. И на этом этапе ужиться с собой будет просто невозможно.

Если бы я хотел стать левоцентристом, то, уверяю вас: полномочия депутата Самарской областной думы дают мне огромное количество возможностей лечь под власть и ни в чем больше в этой жизни не нуждаться. Но как я потом буду смотреть в глаза людям?

Поэтому, если я все-таки стану депутатом Госдумы, первое, что я сделаю, — возьму свой мегафон и выскажу с ее трибуны руководству страны все то, что находится на устах миллионов людей, живущих в России.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments