gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Categories:

Семь шагов к тотальной цензуре. О чем нельзя писать в СМИ и соцсетях с 2021 года, и что грозит наруш

В конце уходящего года Госдума приняла несколько пакетов законопроектов, вводящих разнообразные ограничения для НКО, СМИ, соцсетей, политиков, общественных активистов, журналистов, преподавателей и политически активных граждан. Большая часть законов должна быть подписана президентом до конца декабря и сразу вступает в силу. «Открытые медиа» обобщили все нововведения, направленные на усиление цензуры, и обсудили с юристами проблемы, с которыми могут столкнуться потенциальные нарушители.

Не упоминать иноагентов без ссылки на их статус

Среди поправок, касающихся деятельности иноагентов — изменения в законы о СМИ, НКО и об общественных объединениях, и сопутствующие поправки в кодекс административных правонарушений (КоАП) и в уголовной кодекс (УК). Так, расширяется список иноагентов — им можно признать любого россиянина, ведущего политическую деятельность и получающего средства, имущество либо организационно-методическую помощь из-за рубежа.

Как это отразится на свободе слова? Согласно нововведениям, СМИ обязаны будут делать маркировку при упоминании всех иноагентов: юрлиц и общественных объединений без госрегистрации, и даже физических лиц, признанных иноагентами. Ранее эта норма уже действовала в отношении самих НКО, признанных иноагентами, напоминает в разговоре с ОМ старший юрист «Команды 29» Максим Оленичев, теперь же эта обязанность будет распространяться и на СМИ, которые должны будут сами проверять реестр на предмет нахождения в нём «героя» публикации. «Собственно говоря, законодатель в этом отношении фактически приравнивает террористические организации и иностранных агентов», — говорит Оленичев, напоминая об уже действующей норме, по которой любое упоминание признанной экстремистской организации вроде ИГИЛ должно сопровождаться соответствующей сноской.

Таким образом, СМИ обязаны будут, например, сопровождать любое упоминание Фонда борьбы с коррупцией или даже «Левада-центра» пометкой о том, что эти организации признаны иноагентами.

За невыполнение этого требования СМИ грозит штраф от 4 до 5 тысяч рублей для физлиц, и от 40 до 50 тысяч рублей для юрлиц. Как отмечает Оленичев, в самих законах, содержащих запреты, не упоминают граждан как распространителей информации, однако в части поправок к КоАП также фигурируют граждане (со штрафом в 2−3 тысячи рублей). «Скорее всего, к ответственности будет привлекаться должностное лицо — директор или юрлицо, а в случае с незарегистрированными СМИ будут пытаться привлекать к ответственности физлицо, учредившее это медиа», — полагает юрист.

Впрочем, как точно будет работать такой закон, до конца неясно — опрошенные ОМ авторы поправок допускали, что штрафы за упоминание иноагентов без маркировки будут касаться и простых граждан, и даже блогеров, а не только СМИ.

Издатель уральского медиа «It`s My City» Дмитрий Колезев в разговоре с «Открытыми медиа» предположил, что таким образом власти хотят понизить цитируемость его коллег-иноагентов (сейчас в реестр СМИ-иноагентов входят «Радио Свобода», «Крым.Реалии», «Настоящее Время» и несколько других аффилированных с ними медиа). «Я напомнил коллективу, что вот есть такой приказ и, по всей видимости, при цитировании СМИ из этого перечня нужно делать пометку. У журналистов это вызывает недовольство и даже негодование, ощущение, как будто мы коллег, словно террористов из ИГИЛ, помечаем такой обязательной маркировкой. Но при этом понятно, что нарываться на штрафы не хочется, особенно маленьким редакциям. Я бы сказал, что редакции и журналисты уже затравлены всеми этими ограничениями, журналисты сегодня больше думают, как бы чего не нарушить, чем как профессионально выполнить свою работу», — рассказал журналист.

Требование Роскомнадзора указывать статус иноагентов крупным шрифтом Колезев назвал выходящим «за грань понимания», но признал, что в случае необходимости в его издании продолжат цитировать коллег из списка иноагентов".

Не исследовать военную сферу без санкции властей

В поправках отдельно обозначается ещё одна категория физлиц-иноагентов — целенаправленно собирающих сведения в области военной и военно-технической деятельности, которые при получении иностранными источниками «могут быть использованы против безопасности» РФ. Что это за сведения — пока неизвестно, их перечень должен быть отдельно утверждён ФСБ, но исходя из практики можно предположить, что пострадают в первую очередь учёные, исследователи и журналисты, изучающие военную тематику, рассуждает Оленичев из «Команды 29». Если человек не подал уведомление о включении в реестр иноагентов перед тем, как заниматься такой деятельностью, ему грозит до 5 лет колонии.

Отдельно указано, что такое «использование сведений против безопасности РФ» не касается случаев, предусмотренных 275 и 276 статьями УК, то есть шпионажа или госизмены. «Если публикация на военную тему в иностранном журнале будет просто из открытых источников и соотноситься с перечнем, составленным ФСБ, она вполне может стать составом для привлечения к уголовной ответственности, если человек сам себя не осознал иноагентом и не подал уведомление о включении в реестр, — говорит Олейничев. — Полагаю, что ФСБ, если будет не в силах доказать шпионаж или госизмену, будет применять вот эту статью, где ниже порог доказывания».

Впрочем, новый закон скорее будет применяться выборочно, а не в отношении всех, кто подпадает под описанные признаки, уверен юрист: «Но когда будет нужно человека остановить, будет применяться этот закон. Он принимается как политический инструмент для борьбы с распространением какой-либо информации и вообще публичной деятельностью».

Отдельно эта норма ударит по иностранным исследователям в этой сфере — если они хотят приехать в Россию по работе и изучать в открытых источниках сведения, которые могут пересекаться с перечнем ФСБ, они должны заранее подать уведомление о включении в реестр иноагентов. На практике это может означать, что ФСБ станет проще разворачивать на границе «нежелательных» в её глазах людей, считает Оленичев.

Засекретить сведения о частной жизни и имуществе силовиков

Президент уже подписал закон, вводящий запрет на разглашение личных данных силовиков. Закон запрещает официальным органам выдавать сведения о частной жизни и имуществе сотрудников ФСБ, МВД, ФСИН и других ведомств без их согласия, он также распространяется на родственников силовиков.

Из законопроекта не вытекает прямой запрет СМИ публиковать соответствующие данные, полученные любым другим способом (в обход запретов), отмечает замгендиректора «Трансперенси-Интернешнл — Россия» Илья Шуманов. Но это может сильно затруднить антикоррупционные расследования, правда, с другой стороны, и запрос на них будет выше.

Кроме того, прогнозирует Шуманов, количество ошибок и неточностей наверняка увеличится, ведь проверить информацию через официальные данные будет невозможно. То есть правоохранители, вводя такой запрет, сами провоцируют распространение фейков и слухов, предупреждает эксперт.

Сажать за клевету на неопределённую группу лиц

Сейчас за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство (128.1 УК) лишения свободы не предусмотрено. Поправки единоросса Дмитрия Вяткина возвращают реальные сроки в качестве наказания для «клевещущих»: максимальная санкция — до 5 лет колонии, также вводится ответственность за клевету в интернете (до двух лет лишения свободы).

Расширяется и круг тех, кого можно «оклеветать» с риском лишиться свободы: пострадавшими могут оказаться «индивидуально неопределенные лица» (то есть целая группа). Риски уголовного преследования могут возникнуть при попытке обобщать антигероев публикации: «депутаты Госдумы», «силовики…» и т. п., предупреждает юрист «Открытой России» Анастасия Буракова. Верховный суд в своём отзыве на законопроект справедливо заметил, что порочить можно конкретного человека, поэтому правоприменение в такой формулировке непонятно, напоминает она. Но депутатов это не смутило.

Наверно, только сами авторы законопроекта знают, что следует понимать под термином «индивидуально неопределённые лица», говорит адвокат «Агоры» Станислав Селезнев: здесь явно нарушен принцип правовой определенности. Юрист отмечает, что клевета относится к делам частного обвинения, то есть доказывать факт распространения порочащих сведений должны не следователи и прокуроры, а сами пострадавшие. Именно этим объясняется необычно высокий процент оправдательных приговоров по делам о клевете. Правда, в законе есть оговорка о том, что если оскорбившее лицо неизвестно, то дело может инициировать и прокурор, отмечает Селезнев. Но там ничего не сказано о случаях, когда неизвестны пострадавшие. «Здесь явно присутствует мотив защиты репутации какой-то группы лиц, но не понятно —кого именно», — заключает эксперт.

Обязать соцсети цензурировать блоги и искать фейки

Соцсети должны будут сами искать и блокировать фейк-ньюс, призывы к экстремизму, детскую порнографию, информацию о наркотиках, а также призывы участию в массовых беспорядках и несанкционированных митингах. Блокировке также будут подлежать сообщения, выражающие «явное неуважение» к обществу, государству и Конституции.

За неудаление юрлицам грозит штраф от 800 000 до 4 млн рублей. За повторный отказ удалить контент — штраф до 1/10 части годовой выручки.

Под эти санкции могут попасть YouTube, Facebook, и другие соцсети с посещаемостью более 500 000 человек в день из России. Как объяснили ОМ депутаты-авторы закона, мессенджеры вроде Telegram под действия этих нововведений не подпадают.

Освещать митинги — только по «пропускам»

Принятые Госдумой поправки в закон о митингах сильно осложнят работу журналистов на акциях протеста. Представителей СМИ обяжут носить отличительные знаки, которые должны разработать МВД и Роскомнадзор.

Кроме того, представителям СМИ фактически запрещается принимать какое-либо участие в массовых мероприятиях, на которых они присутствуют: проводить агитацию, распространять символику, организовывать сбор пожертвований и подписей и даже принимать участие в обсуждении решений.

Параллельно вводится административная ответственность для журналистов за неправильное использование отличительного знака — за это грозит штраф от 20 до 30 тысяч рублей, либо 50 часов обязательных работ.

Цензурировать предвыборную агитацию в соцсетях

Госдума в первом чтении приняла законопроект, ужесточающий правила предвыборной агитации в интернете. Сейчас такие правила распространяются только на зарегистрированные СМИ, депутаты предлагают ввести аналогичные запреты в отношении агитации, распространяемой через сайты и соцсети.

Если законопроект будет принят, Центризбирком и избирательные комиссии регионов получат право обращаться в Роскомнадзор с требованием блокировки ресурсов, нарушивших правила агитации. Одновременно кратно повышаются штрафы за нарушение правил предвыборной агитации: с 1000—1500 рублей до 5000−20 000 рублей для граждан и с 20 000−100 000 рублей до 100 000−500 000 рублей для юрлиц.

Председатель ЦИК Элла Памфилова в беседе с журналистами призналась, что, скорее всего, речь не идёт об отслеживании всех без исключения нарушений, у ЦИК просто нет таких возможностей. Подобные меры будут приниматься по конкретным жалобам, пообещала она.

Правда, Конституционный суд ещё в 2003 году отделил агитацию от информирования: согласно вынесенному тогда решению, агитацией считаются только те публикации, относительно которых установлен и доказан в суде прямой умысел журналиста обеспечить поддержку конкретному кандидату. Если же умысел не доказан, само по себе позитивное или негативное мнение СМИ о ком-либо из кандидатов не является агитацией и не может служить основанием для привлечения журналиста или СМИ к административной ответственности.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments