gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Categories:

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ

В День прав человека, который отмечается 10 декабря, в России всякий раз вспоминают о Совете по правам человека при президенте РФ. А поскольку президентом РФ вот уже 20 лет является Путин В.В., то это соседство этих слов – Путин и права человека - воспринимается как некая странность. Как будто в центре праздничного стола какой-то чудак зачем-то наложил смрадную кучу…

В этом году в юбилейный, 70-й по счету  День прав человека эта несуразность существования «правозащитного» аппендикса в стране, где правящий режим приобретает все более отчетливый фашистский характер, проявилась особенно отчетливо.

В этом году летом был совершен государственный переворот. Особо циничным способом, на пеньках, с глумливым подмигиванием, вместо Конституции, которая при всех своих недостатках, базировалась на правах человека и интеграции в мировое сообщество, была протащена Конституция фашистского (корпоративистского) государства, стоящего в позе «осажденной крепости».

В этом году суды, образовавшие вместе с силовиками единое преступное сообщество, вынесли ряд чудовищных по своей несправедливости приговоров по делу «Сети», делу «Нового величия», делу Свидетелей Иеговы, делу правозащитника Дмитриева.

В этом году, не выдержав травли, и в знак протеста против несправедливости совершила акт самосожжения журналистка Ирина Славина, обвинив в своей смерти Российскую Федерацию.

В этом году из СПЧ были выведены одни из последних находящихся там юристов-правозащитников – судья КС Тамара Морщакова и адвокат Юрий Костанов.


На этом фоне то, что 10.12.2020 происходило во время встречи членов СПЧ с тем, при ком эти «правозащитники» существуют, выглядело полнейшим абсурдом. Когда Путину напомнили об обстоятельствах, вызвавших самосожжение Ирины Славиной, президент РФ рассеянно переспросил: «Славина ее фамилия?». А когда ему объяснили, кто такая Славина и почему в его стране журналистка сжигает себя заживо, недоуменно спросил: «Я просто не понимаю, что было причиной тогда для суицида, если она не была даже объектом дела?». На что «правозащитник» Евгений Мысловский услужливо подсказал  Путину: «Это психика. У человека психика, кажется ей, что её затравили». На этом и президент и «правозащитники» закрыли вопрос. Сумасшедшая самоубилась. Жалко, конечно, но тут уж ничего не поделаешь – психика…

- Иван Сафронов? Это кто такой? Напомните мне, что там происходило с этим человеком? Его же осудили за период его работы в качестве советника в Роскосмосе, когда он уже уволился из «Коммерсанта»…
- Это врачи определяют, где человеку лечиться… Это путинский ответ на вопрос, почему губернатор Владимирской области Сипягин, заболев, едет лечиться в Москву, предоставляя поднадзорной популяции лечиться в местных больницах, условия в которых созданы в том числе и его усилиями…

Единственный формат, в котором можно и нужно задавать вопросы Путину – это его допрос в качестве обвиняемого. Все остальные форматы бессмысленны, поскольку Путин всегда ускользает от ответа, лжет, прикидывается или откровенно глумится. Взрослый человек не может не понимать, что врачи могут «определить», что жителю Владимирской области следует поехать лечиться в Москву, а еще лучше в ФРГ или Израиль, но в отличие от губернатора Сипягина абсолютное большинство жителей Владимирской области такой возможности не имеют. О трагедии Ирины Славиной пишет мировая пресса, а президент РФ не может вспомнить ее фамилию. Или делает вид, что не может вспомнить. Намеренно лжет (или, действительно, не знает) что Ивана Сафронова обвиняют в том, что он совершал (точнее в том, чего он не совершал) в период работы в «Коммерсанте».

Апофеозом абсурда стало предложение «правозащитника» Мысловского создать российский аналог Европейского суда по правам человека. Это, по замыслу «правозащитника» должно стать нашим русским ответом на древний вопрос: «кто будет сторожить сторожей?». Мысловский предложил поручить создание российского ЕСПЧ Москальковой и Фадееву. Путину идея понравилась…

Надо признать, что это очень перспективное направление. И этот процесс надо непременно «углубить и расширить» (с). Срочно создать российский ООН во главе с Рамзаном Кадыровым. ЮНЕСКО во главе с Хирургом. МОК во главе с Мутко. Во главе российского аналога Всемирного Банка надо поставить полковника Захарченко, он в деньгах толк знает. ВОЗ… впрочем, ВОЗ можно оставить как есть, только пусть его возглавит «доктор Мясников»…

Путинская версия фашизма все-таки сильно отличается от предыдущих. Российским государственным «правозащитникам» и «системным либералам» есть смысл изучить опыт своих предшественников, сотрудничающих с фашистскими режимами.

В Третьем рейхе, например, были еврейские организации. В январе 1933 г. было создано «Имперское представительство немецких евреев», во главе с председателем «Общего союза раввинов в Германии» берлинским раввином и философом Лео Беком. Потом, когда в 1935 г. по «Нюрнбергским законам» евреям было отказано в праве быть немцами, организация вынуждена была изменить название на «Имперское представительство евреев в Германии. Последняя из еврейских организаций, «Имперское объединение евреев в Германии», существовавшая под полным контролем министерства внутренних дел и гестапо с 4 июля 1939 г. до 10 июня 1943 г., была, по существу, «ликвидационной комиссией по делам немецких евреев». Ее руководители во главе с Лео Беком были депортированы в концлагерь Терезиенштадт.

Возможно, члены СПЧ надеются встроиться в режим до степени полного слияния. Опыт предшественников показывает, что это, как правило, не удается. Любая реальная деятельность по защите прав человека, или даже качественная имитация этой деятельности воспринимается путинским режимом как враждебная и будет караться все более жесткими мерами. Так что большой привет членам СПЧ при Путине от берлинского раввина Лео Бека....
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments