gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Categories:

Ростовчанку, помогающую бездомным животным, обвинили в наркоторговле и отправили в СИЗО

В Ростове-на-Дону расследуется очередное подозрительное дело по «народной» 228 статье УК РФ.

Полицейские арестовали 31-летнюю зоозащитницу Валерию Студеникину. В ее телефоне они нашли сведения о многочисленных денежных переводах по 250 рублей и считают, что деньги девушке пересылали наркоманы за получение информации о закладках. Отец девушки говорит, что дочь собирала пожертвования на приюты для животных, а после ее задержания следователи вымогали у него крупную сумму денег.

Все произошло 20 июня, когда девушка возвращалась домой после посещения стоматолога. На улице к ней подошли двое людей, сказали, что они — из наркоконтроля, затолкали в машину и увезли.

— В машине ей дали сумку в руки и заявили, что теперь она — закладчица, — рассказал «Блокноту» отец арестованной Игорь Студеникин. — Ее возили по городу, в том числе на кладбище, кричали на нее, запугивали, угрожали. Сказали, что если на не сознается в том, что является закладчицей, они посадят и ее 20-летнего брата. Ей кричали «Теперь папа точно заплатит». Привезли в ОП-2 два дня держали даже не в ИВС — в обычном «обезьяннике». Не давали воды и мы не знали, где она.

Информацию о случившемся журналистам передала адвокат семьи Студеникиных Ольга Трофимова. Она рассказала, что ее подзащитную двое суток держали в Железнодорожном отделе полиции без воды и еды и не допуская к ней адвоката по соглашению.


— Периодически оперативные сотрудники вывозили Валерию в неизвестном направлении, проводили с ней следственные мероприятия, хотя им достоверно было известно, что у неё уже есть адвокат по соглашению. Выполнение следственных и процессуальных действий без защитника является нарушением норм УПК и не может быть признано законным. При этом к Валерии не был приглашён даже бесплатный адвокат, — рассказала Ольга Трофимова.

После «убедительных» бесед с оперативниками, Валерия призналась в распространении наркотиков. В отношении девушки возбуждено уголовное дело по статье «Незаконный оборот наркотических средств в крупном размере». Ей инкриминируют распространение 2, 93 гр. амфетамина. Суд отправил Валерию в СИЗО до 21 августа.

Игорь Студеникин считает уголовное дело в отношении его дочери — сфальсифицированным. Он рассказал журналистам, что следователи предлагали за деньги прекратить уголовное преследование Валерии.

— После задержания мне позвонили из отдела полиции и пригласили «прийти для разговора». Там сотрудники полиции предложили закрыть это дело за пять миллионов рублей. Я отказался. Денег таких у нашей семьи нет, раньше у меня была своя экспедиционная компания. Лера у меня работала бухгалтером. Но в 2015 году бизнес пришлось закрыть, я сейчас обычный наемный работник. Мне кажется, что дело специально сфальсифицировано с целью вымогательства, — говорит отец девочки.

По его словам, за три недели по делу Валерии сменился уже седьмой следователь, а в основаниях для ареста девушки были столь сомнительные, что даже апелляционный суд по избранию меры пресечения отправил материалы обратно в Железнодорожный суд для «досконального изучения».

Главным аргументом следователей является ее признание и наличие многочисленных мелких переводов денег на карточку Валерии. Отец девушки объясняет, что Валерия давно и много помогает различным зоозащитным организациям и приютам. Одно время она даже сама вязала одежду для обитателей приюта и в соцсетях собирала пожертвования для своих подопечных.

— Она очень тихая и домашняя девочка. Вязала одежду для собак и отдавала ее в приюты, жила с нами. В соцсетях собирала деньги для животных и перечисляла их приютам. Их владельцы готовы подтвердить эти платежи, — рассказывает отец девушки. — Для того, чтобы убедиться в этом, следователь должен всего лишь послать запрос в Сбербанк — там всё и выяснится. Но у нас меняются следователи, 12 июля дело передали следователю Коноваловой, она только начала с ним знакомиться. Мы пытаемся добиться хотя бы домашнего ареста, и надеемся только на оправдательный приговор.

После того, как информация о зоозащитнице — «закладчице» начала обсуждаться в соцсетях, делом заинтересовались в ГУ МВД России по Ростовской области.

— В социальных сетях появились сведения о якобы сфальсифицированных материалах, на основании которых указанное уголовное дело было возбуждено, — поясняют в ведомстве. В этой связи УКОН ГУ МВД России по Ростовской области назначена служебная проверка, — заявили в пресс-службе главка.

Это далеко не первый случай возбуждения подозрительных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В прошлом году в Ленинском районе Ростова было обнаружено около 10 килограммов наркотических веществ, происхождение и назначение которых сотрудники отдела объяснить не смогли. В результате был уволен весь отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков района.

Весной этого года в Украину сбежало два сотрудника полиции Пролетарского района Ростова, которые рассказали миграционным службам соседнего государства, что стали жертвами наркомафии: по их словам, они попытались остановить незаконную торговлю наркотическими препаратами через сеть ростовских аптек, но вместо этого сами стали фигурантами уголовного дела и приняли решение сбежать. С декабря прошлого года объявлена в федеральный розыск и начальник отдела дознания Пролетарского отдела полиции Наталья Разумная. По некоторым данным, она может быть причастна к фальсификации доказательств по ряду уголовных дел.

Бывший ростовский оперативник, сам ставший фигурантом уголовного дела, связанного с оборотом наркотиков, Иван Назаров, говорит, что фальсификация уголовных дел по "народной" 228 статье возможна в том числе и благодаря действующему законодательству, которое позволяет оперативному сотруднику возбудить уголовное дело на любого человека, что называется, не выходя из кабинета.

— Вот я — оперативный сотрудник, я хочу вас посадить. У меня есть в отделе пакетик, мешок, сумка наркотиков — все зависит от того, на сколько я хочу посадить человека. Я сажусь и пишу бумагу о том, что у меня есть информация, что этот человек торгует наркотиками и готовится к очередной сделке. Написал, зарегистрировал, положил в папочку. Потом еще одну, — объясняет эксперт. — По результатам каждого оперативно-розыскного мероприятия составляется документ: акт о проведении ОРМ, либо протокол, либо справка, сводка. Они по-разному называются. Главное, чтобы это был документ, и он был подписан этим оперативным сотрудником.

Иван Назаров рассказывает, что «умные» оперативники, чтобы не оказаться в затруднительной ситуации, внимательно изучают поведение своей жертвы, чтобы в очередном рапорте точно указать место и время, где, «по их данным», произошел факт сбыта.

— В рамках заведенного оперативного дела такой сотрудник пишет «план работы», в котором излагает, как он будет «изобличать» преступника. Потом пишется бумага, что «я, такой-то такой-то, там-то и там-то, во столько-то приобрел у гражданина»... Умный оперативник не будет писать это от балды, потому что объект в это время может находиться в другом месте. Сотрудник должен знать, где и во сколько будет находиться объект, чтобы это было похоже на правду. Потом еще можно будет снять видео с камер наблюдения и они покажут, что человек действительно находился в этом месте. И продавца из магазина можно будет опросить и тот подтвердит: да, действительно было так... Все это будет приложено к акту о проведении «проверочной закупки».

Такое поведение правоохранителей Иван Назаров объясняет изменившимся раскладом сил, когда после победы над криминалом "девяностых" силовики взяли на себя часть функций исчезнувших бандитов.

— Произошел так называемый переход от уголовного «крышевания» к «крышеванию ментов», — рассказывает Назаров. — Им ведь тоже хочется красиво жить, покупать дорогие машины, дома.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments