gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Category:

Хирурга, спасшего раненую, обвинили в нарушении медицинских стандартов

Несколько дней назад мануальный терапевт из Боровичей (Новгородская область) Александр Клецко на своей даче в Фалалеево помог раненой женщине. Она упала на стекло и сильно распорола правое предплечье. Врач оценил рану как серьезную, ее нужно было срочно зашивать. Издание «Ваши новости» приводит такой диалог врача с соседями по даче: 

– Вызывайте скорую, – говорит Александр Клецко, – нужна операция.
– Скорая в Боровичах, – отвечают ему, – ждать будем полтора-два часа. Обратно ехать придется на такси, а денег таких нет.
– А больница в Мошенском?
– В нашей больнице нет хирурга, не работает операционная, и скорой у нас в районе тоже давно уж нет.

Таким образом, по оценке Клецко, женщине пришлось бы ждать операции от четырех до семи часов, поэтому он принял решение оперировать ее прямо на даче. Благо, у Клецко есть красный диплом хирурга, а ранее он был главным врачом Мошенской ЦРБ, поэтому прекрасно знает положение дел с медициной в этом районе.

«В итоге собрали инструменты по всей деревне: ножницы для обрезания ногтей, рыбацкий нож, иглы от швейной машинки, черные нитки на катушке, вместо иглодержателя – ржавые плоскогубцы. Все инструменты и рану обработали одеколоном «Саша». Пахло даже на улице... После того как зашили рану, доктор поставил два дренажа, вырезанные из целлофанового пакета с надписью «Магнит». Опять одеколон «Саша». Потом пять дней лечения собранными по всем соседям антибиотиками. Рана зажила без осложнений, швейные нитки вытащили, «магнитные» дренажи убрали», – рассказывает издание.

– Сегодня 2019 год. Не осталось ни одной скорой и ни одного ФАПа. Врачей двое. Прогресс налицо, – резюмирует Александр Клецко.

Узнав об этой ситуации, министр здравоохранения Новгородской области Антонина Саволюк обвинила врача в нарушении стандартов оказания медицинской помощи. По ее словам, Минздрав провел проверку и выяснил, что по данному факту скорую помощь не вызывали. Если бы вызвали – медики прибыли бы на место незамедлительно, поскольку станция скорой помощи находит в селе Мошенское в 13,5 км от деревни Фалалеево, а в Мошенской ЦРБ работает хирург и имеется малая операционная, и за прошлый год мошенская скорая выполнила 1702 вызова.

В ответ Александр Клецко возмутился передергиванием фактов со стороны Саволюк. По его оценке, рана была настолько серьезная, что уровня оставшейся в Мошенском «малой операционной» и врача, без опыта хирургической работы, явно недостаточен, требовалась помощь квалифицированного травматолога (уровень Боровичской ЦРБ), а время доставки пациента на операционный стол (от 2-х часов) не укладывалось в хирургические критерии. К тому же назад пациентке пришлось бы как-то самой добираться до дома. Ранее соседу из этой же деревни после операции на желудке пришлось идти из Боровичей до дома пешком, и он прошел 40 км, пока дальше его не подвез знакомый. 

Кроме того, из этих 1702 вызовов в мошенской «операционной» не было произведено ни одной хоть сколько-нибудь серьезной хирургической операции.

- Ответьте мне, госпожа Саволюк, на простой вопрос: что, по-вашему, должен был делать врач, видя, как молодая женщина истекает кровью? Соблюдать федеральные стандарты? – задает Клецко вопрос министру.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments