gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Categories:

Гражданское общество и хорошие новости

Абсурд обвинений против фигурантов дела «Нового величия», чудовищность обстоятельств, в которых они оказываются, никак не влияет на то, что единственная надежда на улучшение их участи — простое везение. Возможно, какому-то влиятельному лицу происходящее покажется бессовестным

Анне Павликовой и Марии Дубовик, проходящим по делу «Нового величия», предъявлены обвинения в окончательной редакции. В ближайшее время, как сообщают адвокаты (хочется сказать — «адвокаты потерпевших», и правильнее было бы сказать именно так, но нельзя ведь, это будет неправда), предъявят обвинения и остальным фигурантам дела. Там всего десять человек: кроме Павликовой и Дубовик еще Петр Карамзин, Дмитрий Полетаев, Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков, Рустам Рустамов, Максим Рощин, Сергей Гаврилов и Павел Ребровский. Четверо первых — в СИЗО.

Если вы вдруг забыли, все эти люди — жертвы полицейской провокации. Специалисты из органов долго объясняли им в специально созданных чатах, как связаны их личные неприятности с положением дел в стране, подучили написать «устав организации», провели несколько собраний. Без устава и собраний не было бы никакого дела, но специалисты на то и специалисты, чтобы знать, как правильно сформировать доказательную базу. Теперь их всерьез обвиняют в намерении захватить власть посредством государственного переворота. В деле с лета ничего не изменилось, преступления те же, впереди суд.

Летом вокруг дела «Нового величия» было много шуму. Была борьба за спасение из СИЗО Дубовик и Павликовой. Спасение — правильное, не случайное здесь слово, совсем юные девушки испытывали серьезные проблемы со здоровьем, не получали нормального лечения и содержались в условиях, которые в заевшейся Европе посчитали бы пыткой. Был Марш матерей, который не решились разгонять, были стыдноватые намеки в соцсетях от главы RT Маргариты Симоньян: она с восторгом рассказывала, что на «дело» обратили внимание некие «серьезные люди из серьезной организации», которые только что вернулись из отпусков, и что теперь все будет у девушек хорошо, если только не шуметь.

Любое решение суда легко может поменяться по звонку серьезного человека, особенно если серьезный человек перед этим хорошо отдохнул и находится в прекрасном расположении духа.

Высокопоставленный государственный медиаменеджер и не понимала, похоже, что рассказывает историю, для любимого ею государства примерно равную приговору: историю о том, что суд — фикция и следствие — постановка, и любое решение легко может поменяться по звонку серьезного человека, особенно если серьезный человек перед этим хорошо отдохнул и находится в прекрасном расположении духа.

Дубовик и Павликову действительно удалось спасти. То есть вытащить из СИЗО, добиться замены меры пресечения на домашний арест. Такие вещи легко забываются, не грех напомнить: сначала следователь попросил продлить срок заключения под стражей, чтобы помешать подозреваемым скрыться или повлиять на ход следствия. Прошла неделя, ровно неделя, вместившая в себя Марш матерей и суету «серьезных людей». И вдруг выяснилось, что ни бежать, ни помешать следствию девушки не могут. И тот же следователь попросил отпустить их домой. Не замечая, видимо, позорной абсурдности собственных действий. Но да, они ведь действительно не обращают внимания на такие мелочи.



Фигуранты уголовного дела об экстремизме — члены организации «Новое величие» Анна Павликова (слева) и Мария Дубовик (справа) во время ходатайства следственных органов о продлении сроков их ареста в Дорогомиловском районном суде Фото: Петр Кассин/Коммерсантъ

Да и не важно, тогда было не важно и вообще не важно: не за репутацию же следствия с судом нам здесь переживать. Это была радостная новость: жертвы сфабрикованного полицейскими дела вышли из СИЗО. Иногда ведь и домашний арест — почти свобода.

Потом другие события как-то отодвинули историю с «Новым величием» на второй план, а следователи продолжали работать, хоть и не вполне понятно, над чем: как раз, когда Дубовик и Павликову выпускали, было сказано, что «доказательства собраны». Это и послужило одной из формальных причин для изменения меры пресечения: раз доказательства собраны, значит, повлиять на ход следствия уже нельзя. И вот, с августа по февраль специалисты по провокациям, получается, колдовали над собранными доказательствами. Полгода. Четверо проходящих по делу — напомню — и теперь в СИЗО.

Мы привыкли уже, что точечные политические репрессии — норма. Следим за ходом, ищем смысла. Как правило, смысл найти не трудно. Вот сейчас как раз в Ростове-на-Дону преследуют активистку «Открытой России» Анастасию Шевченко. Первое пока уголовное дело за работу в «нежелательной организации». Преступления страшные: репосты в социальных сетях, участие в дебатах. История жуткая, у Шевченко умерла дочь, и ее не сразу отпустили к умирающей дочери повидаться. Комментарии «детского омбудсмена» (вот уж где точно нужны кавычки) Анны Кузнецовой жути только добавляют. И да, в поддержку Шевченко пройдет новый Марш матерей.

Про реальную угрозу госпереворота в исполнении группы подростков и одного сорокалетнего мужчины всерьез говорить неловко. Но дело движется, а позор множится.

Тут смысл понятен: российская власть сильнее прочего боится денег, которые не может контролировать. Потому что верит по-настоящему только в деньги. У Михаила Ходорковского такие деньги есть, и регулярные атаки на людей, которые сотрудничают с его организациями, — это доходчивые акции устрашения.

Но у дела «Нового величия» вообще нет никакого смысла: его фигуранты никакого отношения к реальной оппозиционной политике не имели, про них и узнали-то все только после ареста. Про реальную угрозу государственного переворота в исполнении группы подростков и одного сорокалетнего мужчины всерьез говорить неловко. В этом деле нет ничего, помимо полицейской провокации и государственного позора. Но дело движется, а позор множится. Обвинения предъявлены, дальше — суд, и всякому понятно, что нет никакой надежды на оправдательный приговор.

Следствие не может ошибаться.

Надежда остается только на условные сроки для невиновных. Может, на радость лоялистам, серьезный человек какой-нибудь вовремя вернется с горнолыжного курорта и позвонит куда надо. И этот звонок гражданское общество по обе стороны невидимых баррикад запишет себе в актив. И мы будем искренне радоваться, что Павликова, Дубовик и прочие их подельники — не на зоне. Так ведь и выглядят нынче хорошие новости.

Но это — если повезет.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments