gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Китайский бумеранг

Во время недавнего официального визита в Китай премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад раскритиковал использование страной, которая его принимала, крупных инфраструктурных проектов и неподъёмных кредитов для утверждения своего влияния на меньшие страны, к которым можно смело отнести и Казахстан. Самые смелы страны начали отказываться от китайских инвестиций.

Выступление Махатхира в Пекине против «новой версии колониализма» выделялось своей смелостью, но оно отражает более широкое недовольство меркантилистскими методами, которые Китай применяет в торговле, инвестициях и кредитовании.

Начиная с 2013 года, в рамках инициативы «Пояс и путь» (сокращённо BRI) Китай финансирует и реализует крупные инфраструктурные проекты в различных странах по всему миру с целью подчинить их интересы своим собственным, получить политические плацдармы в стратегических точках планеты, а также экспортировать избыток промышленных мощностей. Процедуры участия в проектах BRI являются закрытыми и непрозрачными, что нередко позволяет Китаю серьёзно раздувать их стоимость, тем самым, ставя государства, которым приходится выплачивать огромные долги, в затруднительное положение.

Когда государства попадают в китайскую долговую ловушку, их могут заставить пойти на сделки с ещё худшими условиями ради компенсации недостаточных выплат кредитору. Наиболее яркий случай произошёл в декабре прошлого года, когда Шри-Ланка оказалась вынуждена передать Китаю построенный самими китайцами стратегический порт Хамбантота в колониальную аренду на 99 лет, поскольку эта страна больше не могла позволить себе выплаты по долгам.

Опыт Шри-Ланки стал пробуждающим звонком для других стран, имеющих значительную задолженность перед Китаем. Опасаясь, что они тоже могут потерять свои стратегические активы, эти страны стараются сейчас отменить, сократить масштабы или изменить условия заключённых соглашений. Махатхир, ранее открывший путь для китайских инвестиций в Малайзию, завершил свой визит в Пекин отменой китайских проектов на общую сумму почти $23 млрд.

Столь разные страны, как Бангладеш, Венгрия и Танзания, также отменяют или сокращают стоимость проектов в рамках BRI. Мьянма, надеясь получить необходимую инфраструктуру, но не попасть при этом в китайскую долговую ловушку, пригрозила отменить проект, чтобы договориться о снижении стоимости планируемого строительства порта в Кьяукпью с $7,3 млрд до $1,3 млрд.

Даже ближайшие партнёры Китая стали с подозрением относиться к BRI. В Пакистане, который давно сотрудничает с Китаем ради сдерживания Индии и является крупнейшим получателем финансирования в рамках BRI, поддерживаемое военными новое правительство занялось ревизией проектов или старается договориться об изменении их условий из-за ухудшающегося долгового кризиса. В Камбодже, которая также является крупным получателем китайским кредитов, нарастают страхи перед возможным превращением в китайскую колонию.

Недовольство Китаем можно увидеть и в других странах. Прошедший недавно ежегодный «Форум островов Тихого океана» стал одним из самых напряжённых в их истории. Китайская политика в этом регионе, а также поведение руководителя китайской делегации на этом мероприятии, вынудили президента Науру, самой маленькой в мире республики с население всего лишь 11 тысяч человек, осудить «надменное» присутствие Китая в южной части Тихого океана. Он заявил, что Китай не может «диктовать нам условия».

Что касается торговли, то главной новостью сейчас стала обостряющаяся торговая война президента США Дональда Трампа с Китаем, однако Трамп далеко не одинок в своей критике Китая. Такие меры, как экспортные субсидии, нетарифные барьеры, пиратство в сфере интеллектуальной собственности, перекос внутреннего рынка в пользу китайских компаний, делают Китай, по словам Грэма Эллисона из Гарвардского университета, «самой протекционистской, меркантилистской и хищнической страной в мире».

Будучи самым крупным в мире товарным экспортёром, Китай для многих стран является крупнейшим торговым партнёром. Пекин пользуется этим положением: с помощью торговой политики он наказывает тех, кто отказывается следовать его линии, в том числе запрещая импорт той или иной продукции, останавливая экспорт стратегических товаров (например, редкоземельных металлов), перекрывая потоки туристов из Китая, стимулируя местных потребителей бойкотировать иностранные компании или протестовать против них.

Факт в том, что Китай стал сильным и богатым, благодаря попранию международных торговых правил. Но именно это поведение теперь ударило по нему бумерангом: всё большее число стран облагают антидемпинговыми или штрафными сборами китайские товары. А поскольку государства начали беспокоиться по поводу их подчинения Китаем своей воле путём заманивания в долговую ловушку, то завершилось и спокойное плавание для программы BRI.

Кроме пошлин Трампа есть ещё и жалоба, поданная Евросоюзом во Всемирную торговую организацию, на проводимую Китаем политику принуждения к передаче технологий в качестве условия доступа к рынку. Экспортные субсидии и другие меры Китая, искажающие торговлю, неизбежно будут вызывать растущее международное сопротивление. Согласно правилам ВТО, государства могут вводить пошлины на субсидируемые зарубежные товары, которые наносят ущерб их национальным отраслям.

Председателю КНР Си Цзиньпину теперь приходится не только защищать BRI, свою флагманскую внешнеполитическую инициативу, но и противостоять внутренней критике за то, что, щеголяя глобальными амбициями Китая, он, тем самым, спровоцировал международные ответные действия, возглавляемые США. Си проигнорировал знаменитый совет бывшего китайского лидера Дэн Сяопина: «Скрывай свою силу, выжидай своё время». Вместо этого, Си решил следовать беззастенчиво агрессивной стратегии, которая многих заставляет задаться вопросом: а не превращается ли Китай в империалистическую державу нового типа.

Международная торговля принесла Китаю огромные выгоды, дав возможность этой стране превратиться во вторую по размерам экономику мира и одновременно вывести сотни миллионов людей из нищеты. Китай не может позволить себе потерять все эти выгоды из-за международного недовольства его несправедливой торговой и инвестиционной политикой.

Финансирование экспансии глобального присутствия Китая опирается на значительные размеры его внешнеторгового профицита и валютных резервов, что делает страну ещё более уязвимой перед нынешним глобальным отпором. Более того, если Китай изменит свою стратегию и подчинится международным правилам, это негативно отразится на размерах его торгового профицита и валютных резервов. Иными словами, какой бы путь Китай не выбрал, жизнь за чужой счёт для него, похоже, заканчивается.

Брахма Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политический исследований (Нью-Дели), научный сотрудник Академии Роберта Боша (Берлин), автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле битвы в Азии», «Вода, мир и война: Преодоление глобального водного кризиса».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments