gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

За нашу и вашу ренту

Государство все больше тратит на оборону, но население стало более зависимо от социальных выплат, чем в позднем СССР

Падение реальных доходов населения в России в последние годы принято называть «новой нормальностью»: экономика больше не может обеспечивать людям прежние стандарты потребления, и нам всем будто бы следует с этим смириться. Но последствия экономического кризиса оказываются настолько глубокими, что «новая нормальность» тянет за собой деградацию социального капитала, и это, возможно, даже более серьезный риск, чем низкие темпы роста ВВП. Россия входит в период, когда инвестиции в развитие человека не интересуют ни государство, ни самих людей.

Первая часть этой проблемы связана с методами, выбранными государством для адаптации к торможению экономики, — они строятся в основном через сокращение расходов. Федеральный центр в 2013 году начал перекладывать финансирование социальной сферы на регионы: одни только федеральные расходы на образование с тех пор были урезаны на 25% или почти на 1 трлн рублей. Регионы отчаянно пытались исполнять «майские указы» президента, но нагрузка оказалась неподъемной. С 2013 по 2016 год были сокращены региональные бюджеты на образование (-18%), медицину (-3%) и ЖКХ (-22%), посчитали эксперты Всемирного банка.

В процентах от ВВП Россия в 2015 году тратила на здравоохранение в 2 раза меньше, чем в среднем страны Евросоюза, но зато в 3 раза больше — на национальную оборону. Сохранение подобных бюджетных приоритетов еще в течение нескольких лет приведет к тому, что расходы на социальную сферу придется сравнивать с гораздо более бедными странами.

Второй повод для беспокойства заключается в том, что похожей модели поведения — пассивного приспособления к неблагоприятным внешним условиям — придерживается большая часть населения России. К активным практикам адаптации, вроде повышения квалификации или поиска дополнительных заработков, прибегают только 15% россиян, следует из мониторинга Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Остальная часть страны парализована ощущением собственной беспомощности и не видит для себя никаких перспектив, что действует на человеческий капитал крайне разрушительно — люди не инвестируют в образование, собственное здоровье и так далее.

В меру позитивный настрой сохраняют только две группы населения: работники силовых структур и бюрократического аппарата государства, то есть представители двух самых перспективных профессий в глазах россиян. Это одно из проявлений патерналистской модели власти, при которой государство играет ключевую роль в решении экономических проблем населения — как прямой работодатель или поставщик социальных благ. В сырьевой экономике поиск ренты быстро становится нормой не только для элит, но и для всего общества, и отойти от этих установок очень тяжело даже после сокращения размеров «пирога».

О том, что социальная политика должна быть пересмотрена, эксперты говорили еще 6 лет назад, во время подготовки многострадальной «Стратегии-2020» и задолго до начала острой фазы экономического кризиса. В соответствующей части документа («Новая модель роста — новая социальная политика») говорилось о постоянном росте получателей социальной помощи, который способствует возникновению «субкультуры бедности».

В качестве решения проблемы эксперты предлагали государству поддерживать не только малоимущие слои населения, но и креативный класс, способный генерировать инновации и повышать конкурентоспособность страны в постиндустриальной экономике. Но креативный класс быстро стал политически неблагонадежным, и сегодня ставка на него выглядит невероятной.

Более того, процесс пошел в обратном направлении: доля социальных выплат в доходах россиян в прошлом году достигла исторического максимума в 19%, что на 4% больше показателя СССР, в котором строили социализм. Для 40% населения трансферты из бюджета и вовсе превышают половину доходов.

Дискуссии о человеческом капитале сегодня снова востребованы в России. Они возникают в разных контекстах, от предвыборной программы «Единой России» до экономической стратегии Алексея Кудрина. Но похоже, что страна попала в ловушку патернализма: наверху нет прежних ресурсов и политической воли, а внизу — готовности бороться за экономические свободы. Не нужно специальных экономических знаний, чтобы понять, что сценарии инновационного развития требуют другой общественной атмосферы.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments