gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Даже в суде агентурят

Суд отказался снять с «Фонда защиты гласности» статус «иностранного агента»

Гагаринский районный суд Москвы на прошлой неделе отказал «Фонду защиты гласности» (ФЗГ), который специализируется на защите прав журналистов, в удовлетворении иска к Минюсту. Иск опровергал акт проверки, на основании которого в 2015 году Фонд был внесен в реестр «иностранных агентов». Основанием, согласно акту, стали выступления Алексея Навального, Бориса Акунина и Рустема Адагамова на «Школе блогеров», проводимой ФЗГ уже многие годы, а также сотрудничество с «Фондом поддержки расследовательской журналистики 19/29», ранее также признанным «иноагентом».

За время слушаний из ходатайств организации суд удовлетворил только одно — о допросе свидетелей со стороны ФЗГ. Во всем остальном, в частности в истребовании материалов проверки Минюста и проведении политологической экспертизы акта и других документов, отражающих деятельность Фонда, суд отказал. Не согласился суд и истребовать заявление анонимного гражданина, который якобы обратился в Минюст с просьбой включить ФЗГ в реестр «иностранных агентов». Поэтому так и осталось непонятно, был ли этот гражданин вообще…

Судья Ульяна Родникова, впрочем, попросила представителей Минюста продемонстрировать политическую деятельность Фонда. Представители ведомства — Дмитрий Ешкин (молодой человек спортивного телосложения, составивший этот злосчастный акт) и две дамы из федерального и московского Минюста — продемонстрировали два видеоролика (выступления Акунина и Адагамова на журфаке МГУ), а также акт проверки и судебные решения по поводу «Фонда поддержки расследовательской журналистики 19/29».

Представители Фонда защиты гласности — Галина Арапова (директор, ведущий юрист Центра защиты прав СМИ. — Ред.), юрист Светлана Земскова и адвокат Тумас Мисакян категорически возражали против приобщения этих доказательств, поскольку документы по проверке другой организации вообще не относятся к делу, а представленные видеоролики совсем не те, которые находятся в акте Минюста, и оформлены не так, как предписано законом. Тем не менее суд приобщил к делу все.

Арапова и Мисакян аргументировали свою позицию тем, что, согласно постановлению Конституционного суда, «политическая деятельность НКО» должна быть направлена на «изменение государственной политики». У чиновника из Минюста Ешкина они пытались узнать, каким образом он сделал вывод о том, что деятельность Фонда политическая. Тот по существу не отвечал, постоянно отсылая всех к материалам проверки.

— Вы хоть на один вопрос ответьте, — в какой-то момент не выдержала даже судья. В итоге Ешкин сообщил, что «по вашей программе («Школа блогеров». — Ред.) видно, что вы занимались формированием общественного мнения». На вопрос Араповой, с какой целью проводилось «формирование общественного мнения», Ешкин ответил: «Мы не до конца понимаем, с какой». Какую именно государственную политику пытался изменить Фонд, услышать на суде от Минюста тоже не удалось.

Самым запоминающимся оказалось выступление представителя федерального Минюста — дамы, имеющей, по ее словам, «два высших образования, МГУ, юрфак, с красным дипломом, без единой четверки». Дама попеняла юристам Фонда, что те «не утрудились на сегодняшнее заседание представить доказательства» (хотя в первую очередь доказывать обязан проверяющий орган) и сообщила суду, что закон об «иностранных агентах» уже был безрезультатно обжалован в Конституционном суде «ихними коллегами» (имелось ввиду Фонда) и «иными деятелями некоммерческого сектора», так что Конституции закон «соответствует». И — в финале — обличающее: «Они (представители Фонда. — Ред.) очень активно осуществляли политическую деятельность в рамках данного процесса. Они не были согласны с законодательством, они критиковали его, говорили, что все незаконно, не соответствует нормам Конституции. <…> Даже в рамках разбирательства она (организация. — Ред.) продолжает выполнять функции иностранного агента».

Около десяти часов вечера судья Родникова огласила решение, никого, естественно, не удивившее, — в удовлетворении иска к Минюсту «Фонду защиты гласности» отказать.

Президент Фонда Алексей Симонов прокомментировал «Новой» решение суда так: «Нет более отвратительного ощущения, чем присутствовать при бессмысленном многочасовом занятии, результат которого тебе заранее известен. Нет более отвратительного занятия, чем доказывать, что ты не верблюд, пытаясь апеллировать к вещам, которые вне человеческой логики. Да и юридической логики здесь нет, так как данное судебное заседание показало, что нет никаких резонов, сколько-нибудь существенных, чтобы признать нас «иностранным агентом». Но так принято сегодня — признавать «иностранным агентом» общественные фонды, и суды это делают — свободно и недвусмысленно».

Фонд обжалует данное решение.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments