gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Уже без позитива

Примерно 200 лет назад писатель Николай Гоголь использовал в романе "Мертвые души" выражение современного ему актера Михаила Щепкина.

Оно звучало так: "Полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит". А смысл его заключался в том, что прилично выглядящего и хорошо пахнущего гражданина готов любить всякий. И наоборот. Но тогда - 200 лет назад - это и были разные люди. А у нас в стране сейчас происходит переход огромных количеств граждан из беленького состояния в черненькое. Так сказать, из полусреднего класса в класс отстающих. Поскольку никаких оснований к остановке этого процесса не предполагается, то будет очень интересно наблюдать: как именно и кто именно теперь будет "любить нас черненькими"? На эту тему есть несколько вопросов к политикам, бизнесменам и героям-общественникам.

До недавнего времени главным аргументом в пользу действующей модели общественных отношений в стране было то, что, кроме общей политической стабильности, работали заводы, был низкий уровень инфляции и безработицы, а уровень доходов населения пусть не быстро, но рос. Так вот, практически все эти пункты, кроме стабильности, в настоящий момент сдулись. Предприятия закрываются - и будут закрываться дальше. Инфляция снизилась, и только потому, что у населения осталось мало денег в принципе. Про безработицу все аналогично... И возникает общегуманитарный вопрос: какие положительные качества нынешних отношений населения с властью и бизнесом можно назвать? Я примерно понимаю алгоритм пропаганды и ясно представляю, что через недолгое время радовать нас будут тем, что на улицах Торжка не падают бомбы, а Липецк не заполнили беженцы из Сирии. Это, конечно, понятно и приятно. Но значит ли это, что любить нас повышением зарплаты больше не планируется?

Если я правильно все помню, то еще лет семь-восемь назад партия власти всю оппозицию держала буквально под шконкой ссылками на бедность 90-х годов и тогдашнюю недееспособность справиться с нею - что коммунистов, что либералов. Сейчас бедность 90-х возвращается во многие дома. Что у нас сегодня с недееспособностью людей, принимающих законы и управленческие решения? Как и по каким параметрам будем ее оценивать сейчас?

Главное олицетворение государственно-общественного партнерства на сегодня - это Общероссийский народный фронт. ОНФ меня, конечно, восхищает, я им горжусь и немного завидую. (Завидую потому, что быть патриотом на полном гособеспечении и в сопровождении телекамер - это всегда приятно и почетно.) Так вот, буквально на днях, кроме традиционных разоблачений неправедных госзакупок, образовалась еще одна инициатива ОНФ - контроль за дорогами. Тема действительно важная, и многие дороги действительно плохие. Но... Вообще-то, в результате роста стоимости бензина и падения зарплат качество дорог прекратит ухудшаться само собой. Поскольку их износ почти прекратится. Зато, что характерно, такие актуальные темы, как падение уровня зарплат, рост цен и увольнения, не являются элементом проектной деятельности ОНФ. Вопрос: почему? В моем представлении - потому что гораздо проще пригвоздить к позорному столбу незначительного чиновника Чичикова (раз уж мы оттолкнулись от Гоголя) за растрату денег на ремонт дороги. А вот если большая корпорация, сославшись на экономическую конъюнктуру, сократила зарплаты и работников - с этим не поспоришь, ибо замах на рыночные отношения. А рыночные отношения - это такая священная корова, которую трогать запрещено. Так что, как я понимаю, в борьбе за народное счастье героиобщественники тоже выбрали темы не глобальные, приятные слуху и, скорее, безобидные.

Поскольку позитивных тем для общения населения с властью и бизнесом маловато, а борьба общественников затрагивает второстепенные направления, хотелось бы спросить профсоюзных коллег: мы же с вами понимаем, что не можем пойти ни по пути уговаривания граждан потерпеть, ни по фронтовому пути "это машина Стелькина, а он взяточник". Почему не можем? По двум причинам. Первая причина в том, что процесс ликвидации реальной экономики в России, который идет сейчас, - это процесс ликвидации в ней профсоюзов: закрывая предприятия - убивают наши организации. (Конечно, остаются бюджетники, но при сворачивании производства это малое утешение.) Таким образом, противодействие закрытию предприятий - это вопрос физического выживания профсоюзов. А вторая причина в том, что защита прав работников по второстепенным направлениям их жизни никак не решает ни вопроса с местом работы, ни проблемы размеров зарплаты. А зарплата и рабочее место - это именно те основания, по которым работники вступали в профсоюз и за которые они платят взносы.

Мы должны понять, что на сегодня, кроме профсоюзов, никто, ни один из социальных партнеров не готов любить работников черненькими. Бизнес - сам превращает их в черненьких. А власть... любовь-то изображает. И даже говорит, что любить черненьких будут. Но для этого черненький должен подтвердить, что действительно достаточно черненький. Собрать справки. Не ошибиться в заполнении анкет. Пройти по всем адресным параметрам. На него должно хватить бюджетных денег. И так далее. То есть власть включает, как говорят в народе, "динамо".

И главный вопрос: мы все сказанное выше действительно понимаем? Или имитируем понимание?

Александр Шершуков

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments