gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Политическая ипотека

Почему любой социальный протест становится политическим

Проблема валютных ипотечников в любом случае является чисто социальной. Людям нужно где-то жить и чем-то кормить свои семьи. Эта проблема разрешается, скорее всего, путем переговоров с банком, государство здесь может выступить посредником. Чтобы напомнить о своей проблеме, ипотечники устраивают мирные акции протеста, наряжаются в тюремные робы. Как и в случае с дальнобойщиками, никто из них не хочет выступать против правительства и поначалу вообще говорить о политике.

Дальше в действие вступают правила игры, инерция политической и социальной системы, которая была создана в России за последние годы. Партий, которые могли бы представить интересы ипотечников (равно как и большинства других социальных групп, существующих в стране), в парламенте нет. Институт представительства разрушен, а это значит, что дискуссию о судьбе валютных ипотек вести некому.

Остается уличная политика, отчаянные акции протеста, ни с кем, конечно, не согласованные. Люди выходят на улицу, чтобы заявить о своей беде, и в этот момент становятся юридически неотличимы от опасных бунтовщиков. Они реализуют свое конституционное право на свободу собраний, но нарушают действующую редакцию закона о митингах.

Любой социальный протест становится политическим, так как подпадает под действия соответствующих законов, направленных на борьбу с оппозицией.

Все формы протеста объявлены нелегальными, а протестующие самим фактом появления на улице превращаются в «революционеров». Первые признаки такой радикализации без реальных причин, под давлением правил игры, принятых государством, за последние месяцы — это дальнобойщики и валютные ипотечники. Вместе с нарастанием экономических проблем в стране будут появляться новые социальные группы протестующих. Невозможно договариваться друг с другом, если вас заранее лишили способа легально заявлять о своих проблемах.

Если использовать невеселую метафору, отсылающую к людям в робах на Тверской, государство после 2011 года взяло политическую ипотеку. Крупный долгосрочный кредит, основанный на идее стабильности политической валюты — наличия «путинского большинства», которое добровольно отказывается от политических свобод ради растущего уровня жизни. Задача изоляции незначительного числа недовольных «болотников» при помощи запретительных законов была решена в этот момент относительно эффективно. Но наши власти совершили ту же ошибку, что и валютные ипотечники. Они тоже предполагали, что курс политической валюты будет стабильным, а запрет на политическое участие для граждан станет выгодной сделкой.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments