gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Рамзан — вождь россиян

Оставленный главой субъекта федерации, Кадыров превратится по факту в главу всей Российской Федерации как «вождь племени»

Про Конституцию РФ Рамзан Кадыров, конечно, слышал. Но не в ней тут дело. И не чеченским журналистам, перед которыми он выступил в Грозном, адресовано его предложение «судить оппозиционеров как врагов народа». И даже не Путину В.В. Кадыров претендует на роль самого «русского» из всех россиян, а значит и вождя племени — пестрого по составу, но не по неандертальской замкнутости и не по мечте об агрессивной внешней «крутизне».

Кадыров, по сути, задает совершенно русский, сформулированный Достоевским, вопрос: «Кто я, тварь дрожащая, или право имею?». Вопрос лежит не в русле права, а в русле права сильнейшего, да и ответ подразумевается противоположный тому, к которому приходит Раскольников. В России, где православие свелось к страху (а не смирению), чинопочитанию и формальной молитве по часам, он, Кадыров, выглядит и как бы «самым православным» — что нужды, что Христос говорил совсем о другом? Ведь это он, наконец, самый крутой: стрелок, борец и забияка — в стране, где этот образ примитивного голливудского «мачо» (устар.) пропагандируется уже лет пятнадцать как идеал для всякого российского юноши.

Собственно, в Чечне Кадыров и так преследует инакомыслящих без всякого суда, но его интересует, как это воспримут на остальной территории РФ. Это тест. Однако по законам племени молчание будет означать уже не согласие, а покорность.

Все это шокирующе, но не беспрецедентно. Идеи Конституции, равенства и прав человека появились в истории человечества (в Европе) в XVIII веке — меньше трехсот лет назад, и вовсе не само собой разумеются. Еще во Франции Людовика XIV, не говоря уж о России Ивана Грозного, говорить о конституции никому не пришло бы в голову — слова такого не было. Многие тысячи лет естественным было (не казалось) положение, когда все права у того, кто их захватил, у кого сила и власть.

Обсуждать с Кадыровым доктрину прав человека — то же, что говорить об этом с «ИГИЛ» (запрещенная в России организация). Что ж, что теперь XXI век. История не линейна, местами человечество пребывает еще в состоянии варварства, а местами оно туда низвергается. Может быть, в феодализме и есть свои преимущества, но об этом в другой раз. Сейчас надо определяться. Мы где? Если Кадырову можно то, что он делает у всех на глазах, то не морочьте нам голову с Конституцией. Важна только сила: кто сколько сумел хапнуть «прав», у того их столько и есть — в «русском мире».

Спасибо Элле Памфиловой, что не промолчала. Но не от нее Кадыров ждет ответа. И не от профессора Бастрыкина, на которого все нынче воззрились с надеждой, но который втайне не может не согласиться с «подследственным»: ведь он тоже пока тут решает, кого судить, а кого миловать. Кадырову нужен ответ даже не от Путина — а что Путин? Он демиург.

Этот тест такой же, как «нельзя быть немного беременной»: какой у нас строй и какой у нас век? Пришло время говорить тавтологиями: если Конституция — это не профанация, а Чечня — субъект Федерации, то Рамзан Кадыров не может быть главой субъекта федерации. И наоборот. Кадыров играет на обострение — но с тем, кто сам создал такие правила игры. Рамзан прощупывает основания для своей собственной легитимности: что ответит «племя»? Молчание — знак покорности.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments