November 10th, 2019

«Ребенка можно спасти, но нечем»

Новости импортозамещения: заграничный препарат от рака закончился, после российского «отнялись ноги»

Бывший тележурналист, ныне депутат красноярского Закса Илья Зайцев написал в фейсбуке непатриотичный пост:

— С июля в Россию больше не завозится препарат «Винкристин Тева», который производят в Западной Европе, так необходимый детям при лечении рака. Производитель об этом официально уведомил. Потому что с новыми требованиями законодательства о закупках лечебные учреждения покупать его перестали — есть российский аналог, им и пользуйтесь. У нас ведь импортозамещение. Врачи начали переводить пациентов на «Веро-Винкристин», но уже доказано, что в 50–70 % случаев он вызывает серьезные осложнения (отказывают ноги) и после его применения необходимо лечить осложнения.

И вот сегодня мне пишет мама маленькой девочки, ей еще и полутора лет нет. У нее рак. Она прошла первый курс с немецким препаратом и ей стало значительно лучше. Второй курс — уже с препаратом российским. И он показал те самые осложнения. Корректировка курса не помогла. У девочки отнялись ноги. После третьей попытки российское лекарство отменили, а немецкое купить в России нельзя. И в Германии нельзя — нужен рецепт немецкого врача. И через посольство пробовали. И через знакомых.

Родители в отчаянии спрашивают: «Илья, как нам спасти нашу дочь?» А я не знаю, что сказать... Да, врачи регистрируют все случаи тяжелых осложнений и направляют их в Росздравнадзор, но сколько должно быть этих осложнений, чтобы немецкий препарат вновь стали закупать? И сколько детей не дождутся этого препарата? Конечно, буду писать и в Росздравнадзор, и в Министерство здравоохранения России, и, может быть, даже производителю. Я сам отец двоих детей и не могу представить, что испытывают родители, которые знают, что ребенка можно спасти, но нечем.

Collapse )

Любая кухарка сможет стать иноагентом

Похоже, российские сенаторы вновь атакуют YouTube

Сенатор Андрей Климов заявил, что статус иностранного агента в ближайшее время может быть распространен не только на СМИ, но и на физических лиц, распространяющих информацию в интернете. Соответствующие поправки будут внесены в законопроект о введении новых штрафов для масс-медиа накануне его второго чтения. Климов, возглавляющий комиссию Совфеда по защите государственного суверенитета, отмечает, что под действия закона попадут не только блогеры, «но и хоть кто — любой человек, частный предприниматель, пенсионер, домохозяйка». Для того, чтобы Минюст заинтересовался «любым человеком», он должен получить финансирование из-за рубежа и сообщить на своей странице нечто «противоправное». Согласно действующему законодательству, иноагенты должны быть определенным образом маркированы, а в случае нарушения правил регистрации «агенту» грозят большие штрафы. До сих пор эта практика распространялась исключительно на организации.

На первый взгляд, фантазии Климова о домохозяйках-иноагентах — это очередное свидетельство некомпетентности властей, особенно в той ситуации, когда они пытаются регулировать интернет, которым сами не пользуются. Из высказывания сенатора следует, что блогеры для него являются особой социальной группой или профессией, и что эта категория граждан не пересекается, например, с предпринимателями или пенсионерами. Ведение реестра блогеров-иноагентов Минюстом в свою очередь напоминает о позорно провалившейся попытке вести государственный реестр «распространителей информации», зарегистрироваться в котором успели лишь несколько сотен пропагандистов, после чего эта норма закона была официально отменена.

Однако в реальности хитрость сенаторского разума работает сложнее. Отчего-то российские власти все еще не умеют прямо говорить о том, что вводят цензуру и запрещают гражданам высказывать любые точки зрения, отличные от официальных.Поэтому они, ссылаясь на «международный опыт», якобы наработанный в этом вопросе, бесконечно расширяют запреты, связанные со статусом иноагентов.

Работать это правило в масштабах страны не сможет, но кого надо, можно будет привлечь.

Collapse )

Радиоактивные отходы из Европы тайно возили в Россию три года

Как сообщает сегодня немецкая пресса, вывоз урановых «хвостов» с предприятий западноевропейской компании Urenco в Россию начался не в 2019 году, а на три года раньше. Точнее, в нынешнем году возобновили транспортировки этих отходов с немецкого предприятия Urenco в Гронау. С аналогичного британского предприятия урановые отходы возят еще с 2016 года. Информация об этом появилась со ссылкой на данные немецкого правительства.

В конце октября стало известно, что Urenco подписала контракт с Техснабэкспортом (дочка Росатома) на экспорт в Россию 12.000 тонн урановых «хвостов». Это радиоактивные и токсичные отходы, возникающие в процессе обогащения урана. Формально, их импортируют для т.н. дообогащения — атомная промышленность утверждает, что это не ввоз отходов, а высокотехнологичная услуга. На практике в результате этого процесса до 98% от объема ввезенных отходов остается в России и лишь мизерная часть отправляется обратно в дообогащенной форме. «Экозащита!» считает, что это всего лишь схема, позволяющая обойти запрет на ввоз в Россию иностранных радиоактивных отходов. Настоящая цель этой схемы — оставить в России урановые «хвосты», которые в большом количестве скопились на западноевропейских предприятиях Urenco. Обращение с этими отходами, а именно так этот материал классифицируют например в Германии, стоит намного дороже, чем его отправка в Россию.

«Росатом утверждает, что не занимается ввозом отходов, а импортирует ценное сырье. Но деньги за ввоз урановых «хвостов» получает именно Росатом. Вы когда-нибудь видели, чтобы ценное сырье не продавали, а стремились от него избавиться, да еще доплачивали бы?» — говорит Владимир Сливяк, сопредседатель группы «Экозащита!». «От того, что Росатом называет сырьем немецкие и британские отходы — суть не меняется. Импорт радиоактивных отходов должен быть немедленно остановлен!»

Collapse )