January 10th, 2019

Возможности и невозможности

Председатель ФНПР Михаил Шмаков на днях заявил о необходимости примерно в два раза повысить нижнюю планку доходов граждан, перейдя на другую схему вычисления потребительской корзины. Грубо говоря, расширив корзину до минимального потребительского бюджета. Эта тема внутри профсоюзов не нова. А во внешнем мире она прозвучала особенно сильно, учитывая и посленовогоднюю тишину, и “Российскую газету” как место публикации интервью. Но здесь самое интересное - это реакция на профсоюзное предложение. Потому что у нас же в органах власти - от Кудрина до последнего депутата - все, в принципе, за народ! Это потом появляются нюансы…

Сенатор, глава комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский выразил квинтэссенцию той позиции, с которой уже сталкивались все профсоюзные предложения: “Я бы с удовольствием подержал это решение как социальщик, но не могу это сделать в силу того, что прекрасно понимаю - это решение не пройдет согласование в экономическом и финансовом блоке правительства, потому что таких возможностей экономических у регионов просто не существует”.

Валерий Владимирович, и правда, социальщик со стажем. Но в данной формулировке он несколько… лукавит. Давайте разберемся.

Collapse )

У старших поколений конфискуют деньги: Главный экономист ЕБРР разгромил пенсионную реформу

Повышение пенсионного возраста, запущенное в России с 2019 года, нельзя назвать пенсионной реформой: в нынешнем виде это по сути просто конфискация нескольких сотен тысяч рублей у старшего поколения россиян.

Об этом в интервью «Ведомостям» заявил главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей Гуриев.

Деньги на то, чтобы не повышать пенсионный возраст для людей, выходящих на пенсию в ближайшие 10-15 лет, у государства есть, подчеркивает он.

«Есть ФНБ, который будет продолжать пополняться: в ближайшие три года в нем может накапливаться около 2 трлн рублей в год. Уже сейчас там лежит около 5% ВВП. Можно занять денег, можно сократить расходы на оборону, чиновников, можно приватизировать», - перечисляет Гуриев.

Рассуждения о том, что попавшие под реформу люди смогут продолжить работу и тем самым исправят удручающую демографию рабочей силы, упираются в плачевное качество здравоохранения.

«Российские пожилые люди имеют навыки, но не имеют здоровья, - объясняет Гуриев. - Примерно до 50 лет у россиян такое же здоровье, как у жителей Западной Европы. А после 50 наблюдается резкий провал. Поэтому не удивительно, что россияне старших возрастов работают меньше».

«То, что сегодня происходит в России, - это не реформа, а конфискация нескольких сотен тысяч рублей у старших поколений. При средней пенсии 14 тысяч рублей в месяц в ценах 2018 года пять лет невыплаченных пенсий - это 840 тысяч рублей на человека», - говорит он.

Collapse )