January 4th, 2019

«Нас погубит то, что мы ненавидим»

Писатель Вячеслав Недошивин о том, почему сбываются самые мрачные фантазии Джорджа Оруэлла, причем далеко не только в России.

В прошлом году самой продаваемой классической книгой в России стал роман «1984» Джорджа Оруэлла. За месяц раскупили и весь тираж первой «русской биографии» писателя — книгу Вячеслава Недошивина «Джордж Оруэлл. Неприступная душа», в которой автор пытался понять, как этот человек оказался «настолько впереди своего времени, что мы лишь сейчас догоняем его — да и догоняем ли?..»

— Почему вы назвали книжку «Неприступная душа»?

— Начну с того, что в нашей стране этого писателя не знали и не знают до сих пор. В России до 2000-х годов он был известен как автор сказки «Скотный двор» и романа «1984». Хотя у него пять романов, 12 томов публицистики, которая частично переведена на русский, но до сих пор это никого особо не интересует. Мало того, российские читатели уверены, что его произведения — это исключительно про СССР.

— Разве не так? Тот же «Скотный двор» — просто калька сталинской системы.

— С одной стороны, да — там есть вещи прямо узнаваемые. Например, помните эпизод, когда взорвалась мельница на скотном дворе и все животные бросились на землю, кроме Наполеона? В первоначальной версии Оруэлл писал: все животные бросились на землю, и Наполеон тоже. А потом он узнал, что Сталин из Москвы в октябре 1941 года все же не уехал, и поправил фразу. После смерти писателя эту книгу назовут на Западе баллистической ракетой холодной войны.

Но, с другой стороны, это повесть о жесткой тоталитарной системе. Мало кто знает, что уже в конце пятидесятых в Англии, в мультфильме по этой сказке изменят финал под предлогом, что зритель не любит несчастливых концовок. Допишут, что хозяин «Скотного двора» — убийца и угнетатель фермы Джонс — возвращается, и все звери кричат «ура!», то есть «радуются» уже удвоенному угнетению: и от свиней, и от бывшего хозяина.

— Я думала, подобное только у нас возможно. Помню, несколько лет назад в одном из московских детских театров переписали сказку о Чиполино: там овощи не устраивают революцию, а приходят к принцу Лимону и убеждают его, что о них тоже надо заботиться. Принц обещает им свободу, все радуются и обнимаются.

— Люди везде так устроены — хотят позитива. Если сразу после войны «Скотный двор» внесли в школьные программы Америки и Англии, то сегодня на Западе пишут, что надо бы убрать эту сказку из школ, ибо она «потеряла актуальность». Ведь и их читатель видит в жизни, что «все животные равны, но некоторые — равнее…» В 2013 году «Гардиан» провела опрос, кого Оруэлл изображал в своих антиутопиях. 89% англичан сказали: это про нас, нынешних, мы все его мрачные фантазии сегодня видим воочию.

Мне, как одному из переводчиков этого блистательного и, уверен, бессмертного произведения, остается только подивиться дальнозоркости писателя… Он ведь был и умер убежденным социалистом, хотя ни британские социалисты и коммунисты, ни советские на дух его не переносили… У него был, представьте, свой «социализм» — на особицу. Он всегда был третьим в споре двух. «Я существо не стадное», говорил он.

— Вы ожидаете нападок на вашу книгу как со стороны коммунистов, так и со стороны либералов. Но почему?

Collapse )