March 1st, 2015

Дурь — до одури

Амнистировать сотни тысяч людей, сидящих по липовым делам производства ФСКН, даже важнее, чем ликвидировать это ведомство

Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в стране не существует. Даст-то бог: сейчас, когда я пишу эту колонку, указ, предполагающий ликвидацию до 1 марта, президентом еще не подписан, однако уже лежит в администрации. Полномочия ФСКН с его подписанием разделят между МВД и Минздравом, как и было прежде. И, скажу вам, данному событию я безмерно рада. Чтобы и вы разделили со мной радость, я приведу ретроспективу самых шумных кампаний, проведенных службой за 12 лет ее существования.

Спустя всего несколько месяцев после образования службы (на базе бывшей налоговой полиции, укрепленной силовиками из разных ведомств) случилась первая группа абсурдных уголовных дел, в народе получивших общее название «Дело ветеринаров». По всей стране практически одномоментно были возбуждены десятки дел против ветеринарных врачей, использовавших в своей практике анестезирующий препарат «кетамин», не внесенный Минсельхозом в списки лекарств, разрешенных к применению в ветеринарии.

Что характерно: данный «кетамин» применялся в ветеринарии в целях анестезии животных испокон веков, и в списки Минсельхоза не попал он лишь по недоразумению. МВД ветеринаров не трогало. Но ФСКН, уцепившись за формальный повод, раздула историю до планетарных масштабов.

Генералы чуть ли не раз в неделю выступали в том ключе, что ветеринары с их «кетамином» — едва ли не главная наркоугроза стране; ветеринары в свой черед рассказывали журналистам о несчастных котиках, умирающих от болевого шока в ходе заурядной операции по кастрации. В обществе поднялся колоссальный шум (зверей нам всегда жалко),

к Путину обратилась наконец уже сама Брижит Бардо — и он дал наркополицейским генералам разгон. «Кетамин» был внесен в списки. Ветеринары хоть и получили свои судимости (а как иначе?), однако отделались условными сроками.

Не успел поутихнуть скандал вокруг ветеринаров — как пошли сообщения по поводу аналогично покроенных уголовных дел — уже против людских врачей. Скажем, практикующих частных наркологов, выезжающих на дом, судили за сбыт сильнодействующих, в то время как само определение «сильнодействующие» еще даже не было прописано в российском законодательстве, и 234-я статья (про сильнодействующие) применялась исключительно по интуиции следователя.

Collapse )

Убийство Немцова: невидимые проскрипции и деградация российского авторитаризма

Среди прочих различий между авторитарными режимами есть вот какое. В одних оппозиционеры отодвинуты от власти, влияния, просто участия в политике мирными бескровными способами. В других убийства оппозиционеров и просто несогласных – трудовые будни. В Малайзии главного оппозиционера Анвара Ибрагима могут судить за аморалку, в Таиланде – не пускать в страну Таксина Чиннавата, в Китае – Чжао Цзыян может просидеть до конца жизни под домашним арестом, но в Аргентине или Чили никто не удивлялся, когда оппозиционера находили убитым или он просто исчезал, – и только годы спустя становилось известно про тайные концлагеря и тысячи человек, сброшенных в океан с вертолета.

Мы сами не осознавали, до какой степени до прошлой ночи мы относились к первому типу. К типу диктатуры, где профессиональный оппозиционер с многолетним стажем, в очередной раз выбранив власти и сурово отчитав первое лицо, спокойно идет обедать в исторический универмаг, а оттуда на пешую прогулку по ночной столице. То, что аргентинскому, мексиканскому, пакистанскому, да что там, китайскому оппозиционеру кажется немыслимой роскошью, здесь совершенно никого не удивляло и не настораживало. До прошлой ночи, когда мы получили еще один пример деградации российского авторитаризма, который все больше смещается от прагматичной диктатуры развития в сторону идеологизированной диктатуры самосохранения.

Независимо от того, кто и по чьему заказу стрелял, страна, где критик власти вынужден опасаться не ареста на митинге, а убийства на прогулке, – уже совсем другая страна. В России есть силы, которые давно хотят шага в сторону более решительного авторитаризма, но угадать, как высоко они представлены, насколько близко находятся к трону - непросто из-за почти полной герметичности системы.

Однако деградация коснулась и другой сферы. В мире авторитарных государств есть и такое различие. Есть страны, где сдерживание оппозиции, борьба с инакомыслием, если угодно – репрессии, являются государственной монополией, производятся под неукоснительным государственным контролем. А есть страны, где такая монополия утрачена, репрессии выходят из-под контроля и становятся творчеством масс.

Это обычно происходит там, где единство народа и руководства обеспечивается не за счет того, что жизнь становится лучше, как в первое путинское десятилетие или как в Китае 1990-х и 2000-х, а через противостояние врагу. Там, где власти, чтобы устоять, или просто избавиться от лишних вопросов, или получить одобрение политики, безжалостно делят общество на своих и чужих. Свои остаются при этом гражданами в полном смысле слова, под защитой какого ни есть закона, а с чужих некоторым образом совлекается гражданство вместе с защитой закона. «Civis Romanus sum» может произнести только согласный, а несогласный становится своего рода строчкой в невидимом проскрипционном списке. А иногда и видимом. Если походить по сайтам радикальных патриотов, они полны такими списками предателей и врагов, которые должны быть наказаны.

Collapse )

Главное в постановлении Конституционного Суда о прокурорских проверках НКО

17 февраля 2015 года Конституционный Суд Российской Федерации огласил своё постановление по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Постановление принято единогласно, в его принятии участвовало 17 судей, особых мнений не имеется.

Поводом стала коллективная жалоба межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал», международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», региональной общественной благотворительной помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие» и её председателя Светланы Ганнушкиной и аналогичные жалобы межрегиональной ассоциации правозащитных общественных объединений «АГОРА», автономной некоммерческой организации правовых, информационных и экспертных услуг «Забайкальский правозащитный центр» и башкирского регионального общественного фонда «Международный стандарт».

Collapse )

Заявление Анатолия Чубайса после убийства Бориса Немцова назвали склонением к "капитуляции"

Политические деятели и журналисты продолжают комментировать убийство оппозиционера Бориса Немцова.
Глава корпорации "Роснано" Анатолий Чубайс, который, по сообщениям СМИ, на коленях возложил цветы к месту убийства Бориса Немцова, предложил "всем остановиться". Чуйбайс отметил специально нагнетаемую обстановку ненависти в стране.

"И сегодня, когда я слышу телевизионные комментарии некоторых политиков или комментарии в интернете о том, что это либералы организовали убийство Немцова, или комментарии о том, что либералы спровоцировали заговор, результатом которого стал кризис российской экономики, я понимаю, что дело не в тех, кто это говорит, а дело в том, что в стране создан спрос на злобу, в стране создан спрос на ненависть, в стране создан спрос на агрессию. Если всего несколько дней назад здесь, в нашем городе люди идут с плакатом «Добьем пятую колонну», а сегодня убивают Немцова, давайте задумаемся — что произойдет завтра?" - написал Анатолий Чубайс и добавил: "Власти, оппозиции, либералам, коммунистам, националистам, консерваторам. Всем. Пора остановиться".

Заявление Анатолия Чубайса вызвало критическую реакцию ряда приверженцев либеральных взглядов.
Так, некогда коллега Чубайса по правительству России Альфред Кох сравнил его позицию с "капитуляцией".

Collapse )

Песков посоветовал пенсионерам рассчитывать на себя

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что до конца так и "не въехал" во все перипетии пенсионной реформы, однако отметил, что россиянам в старости придется рассчитывать только на себя.

"Я молчун, нет у меня никакой стратегии. Наша реформа - это так сложно, я пока так и не "въехал" в нее, но за перипетиями слежу. А в старости, считаю, в первую очередь, надо рассчитывать на себя", - приводит слова Пескова сайт журнала Forbes.

Похожую точку зрения выразил и глава московского департамента культуры Сергей Капков. "В старости рассчитываю на себя и на них (своих детей), а не на пенсии", - сказал он.

Алексей Моисеев, замминистра финансов, напротив, на пенсию рассчитывает, как и глава Минэкономразвития Олег Фомичев. "Если пенсия будет к моей старости сформирована так, как формируется сейчас, то ее для нормальной жизни будет недостаточно, и надо будет накопить мне еще дополнительных активов", - сказал Фомичев.

Ранее сообщалось, что более 220 тысячам работающих пенсионеров с высокими доходами перестанут выплачивать пенсии.