gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Пожары на Байкале: катастрофа, которой можно было избежать

Пожары на Байкале можно было предвидеть и предотвратить. Для этого следовало всего лишь всерьез отнестись к предупреждениям ученых об изменении климата в России.

Байкал продолжает гореть. Несмотря данные 14 августа обещания министра МЧС Владимира Пучкова справиться с пожарами в течение трех дней, 24 августа площадь горения в этот день составила 145 тыс. гектаров. Сколько сгорело (и сгорит) всего – вопрос пока открытый.

11924547_10207554415602365_5820993451870210734_nТак выглядит горящая тайга с самолета – фото: Антон Волков

Когда стало очевидно, что лесная и пожарная охрана не справляются с пожаром  – сотни добровольцев пришли на помощь горящим лесам. Их глазам предстала жуткая картина. Вот свидетельство Ирины Коркиной, которыми она поделилась с порталом irk.ru

“Мы вернулись с тушения пожара в Ольхонском районе. Физически. Вернуться оттуда в полном смысле слова нельзя. В ушах лай убегающего от огня изюбря, в носу — проклятая гарь, в глазах все разнообразие тамошнего леса — пылающие гектары сосен, мертвые черные угли, покрывшие землю, с торчащими стволами, еще не занявшийся, но уже покинутый зверьми и насекомыми лес. А в подсознании — сегодняшний сон. Что пожар, остановленный нами вчера на кромке, — разошелся. Что изюбри лают, потому что горят заживо, что истерзанные сосны и елки со стоном валятся одна за другой, а теперь огонь пришел за тобой, спящим в наспех поставленной палатке”.

По оценке экспертов Гринпис, потушить тайгу уже невозможно до осенних дождей. Но можно ли было предвидеть пожарную катастрофу на Байкале? И, соответственно – защититься, подтянув заранее силы пожарной авиации, организовав воздушную разведку и тушение очагов пожаров, пока они не вышли из-под контроля?

При желании – да. Предвидеть байкальскую катастрофу было можно и нужно.

Дело в том, что количество пожаров в России постоянно увеличивается. Это – известный факт, и связан он с глобальным изменением климата, которое в России идет в 2,5 раза быстрее, чем в среднем в мире.  Что это означает – москвичи могли наблюдать еще летом 2010 года. В своем Втором докладе Росгидромет еще в прошлом году предупреждал, что количество связанных с климатом стихийных бедствий удваивается каждые 15-20 лет. Еще интереснее – что на карте долгосрочного прогноза пожарной опасности в том же докладе район Байкала выделен темно-красным цветом:

Источник - Второй доклад Росгидромета РФИсточник – Второй доклад Росгидромета РФ

Разумеется, это общая картина, на десятилетия вперед. Но и в ближайших предвестниках катастрофы недостатка не наблюдалось. С 2014 году уровень воды в озере начал падать, а берега покрылись слоем гниющих водорослей. В январе 2015 года министр природных ресурсов Сергей Донской озвучил основную причину байкальских проблем: климат. Точнее, катастрофическое маловодье, вызванное недостатком  осадков. На Байкале было даже объявлено чрезвычайное положение – еще в начале 2015, когда пожаров не было и в помине. Но ведь недостаток осадков – сам по себе достойный повод, чтобы озаботиться возможностью пожаров. В сухой тайге достаточно одной спички или окурка, чтобы пожар охватил десятки гектаров.

Следующий «звонок» последовал весной этого года – в виде смертоносных пожаров, охвативших расположенные немного западнее Байкала Тыву и Хакасию, и затем распространившихся на огромную площадь. Погибли десятки человек, а предшествовавшую пожарам ситуацию губернатор Хакасии Виктор Зимин охарактеризовал вот как:

«… никогда не было такого затяжного периода– полтора месяца, когда ни дождя, ни снега. Все высохло – и аномальная температура плюс 30 градусов! Два процента влажности, как в Сахаре. И аномальный ветер за 30 метров в секунду»

Случайность?   Но вот результат долговременных наблюдений метеорологов: с 1935 года среднегодовая температура в Хакасии выросла на 2,5 градуса, а в лежащей немного южнее Тыве – чуть ли не на четыре градуса.

В расположенной на берегах Байкала Бурятии (где пожары бушуют сейчас) рост температуры тоже составил 2,5 градуса. Поэтому жару и сушь в районе Байкала летом считать неожиданностью уж никак нельзя. Вот, например, карта температурных аномалий за июль. Найдите здесь Байкал – и поймете, почему пожаров этим летом там просто не могло не возникнуть.

11148554_594650710673323_3965825262511892038_n

Источник – NOAA

Итак, у Правительства России, Минприроды и МЧС было более чем достаточно информации, чтобы предвидеть опасность  масштабных пожаров в этом регионе.

Что же было сделано в реальности?

Министерство природных ресурсов (в чьем ведении находится большинство лесов) и правда думало о пожарах. В каком направлении работали умы министерства – можно понять из тех поправок, которые готовились к правилам противопожарной защиты лесов. Оказывается, чиновники Минприроды готовились пожары … не тушить «при отсутствии угрозы населенным пунктам и объектам экономики». .  Сейчас на сайте МПР проекта этого дополнения к правилам тушения пожаров уже нет, но он сохранился, например, в базе Консультанта

В пояснительной записке утверждалось, что так получится лучше сосредоточить немногочисленные силы на защите от огня населенных пунктов и «объектов экономики». Подход сам по себе сомнительный. Но изменение климата  сделало его по-настоящему убийственным.  Дело в том, что в аномальных погодных условиях (жара, засуха, ветер) «безопасных» пожаров не бывает. Благодаря изменившемуся климату, любой очаг пожара способен распространиться на десятки километров в кратчайшее время и стать угрозой и экономике, и населенным пунктам. Иными словами, Минприроды отказывалось тушить очаги пожаров, когда это еще можно было сделать, а когда пожары начинали представлять ту самую «угрозу» – сделать что-либо стало уже невозможно.

Собственно, вся политика в области лесной охраны в России строится на игнорировании мнения российских же ученых. В то время, как ученые предупреждают о постоянно растущей опасности пожаров – на их предупреждение и предотвращение тратится все меньше сил и средств, а принятый в 2006 году новый Лесной кодекс рассматривается экспертами как юридическое оформление развала единой системы защиты лесов.

Поражение в битве с огнем на Байкале было запрограммировано – неспособностью и нежеланием разработать меры по защите лесов, хоть сколько-нибудь адекватные происходящим климатическим изменениям. Более того, как мы видим, умы чиновников работали в прямо противоположном направлении: вместо выявления очагов и превентивного тушения планировалось игнорировать проблему как можно дольше.

Безденежье? Но ведь почти половина бюджета России – средства, полученные от продажи нефти, газа и прочего ископаемого топлива. Нефть и газ принесли туда 7,48 трлн. руб. в минувшем году. Но ископаемое топливо – как раз то, что вызывает изменение климата. Сколько же бюджетных денег ушло на борьбу с лесными пожарами, которые спровоцированы изменением климата? В 2014 году это было около  6,9 млрд. руб  – менее 0,1 % (ноль целых одна десятая процента) от суммы нефтегазовых доходов. Боюсь, эта цифра – 0,1% – как раз адекватна уровню осознания серьезности проблем изменения климата и зависимости экономики от нефти нынешним руководством России. Как и, впрочем, значительной частью российского общества.

Подписать петицию за восстановление лесной охраны в России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments