gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Полезное эмбарго

Оригинал взят у sargrob в Полезное эмбарго
Раз уж за последние годы у нас в стране и области стала модной тема запретов, «ОМ» решил выйти со своей инициативой. Как известно, последние несколько месяцев стали «горячими» в плане «странных пожаров» в Саратове: почти каждые выходные ночью горят дома или придомовые постройки в историческом центре города. Странным образом древние объекты горят по строго определённым адресам – на Большой Казачьей, Киселёва, Хользунова, Астраханской, Шелковичной, Новоузенской... То есть там, где рядом либо уже идёт возведение новостроек, либо там, где эти работы только запланированы,— то есть на участках исторического центра Саратова, на которые, как нетрудно догадаться, положили глаз саратовские и иногородние застройщики.

Ни для кого, наверное, не секрет, что расселение ветхого фонда – дело затратное, и к нему девелоперы относятся весьма болезненно. Ведь обитателям «халуп», по закону, необходимо предоставлять новое жильё. У городских и областных властей по традиции есть отговорка: «денег в бюджете нет». И остаются жители старого фонда один на один с чиновниками и положившими глаз на их место проживания бизнесменами, которым, ясное дело, выгоднее экономить и стараться (как в случае на Вавилова, 16 или на Советской, 15), чтобы «аборигены» убрались из малопригодных для обитания домов за свой счёт. Можно, конечно, предложить минимальную компенсацию, на которую люди переедут из одной развалюхи в другую. Но это тоже лишние издержки. Поэтому эффективней, как показывает порочная практика, просто выжить людей на улицу, спалив их старое жильё и зачистив таким образом место под будущую «стройку века».

В Саратове хоть представители МЧС и стараются «замыливать» тему поджогов, местные жители полагают (и имеют зачастую видео- и фотоподтверждения своей позиции), что истиной причиной любви «красного петуха» к их домам является именно желание неких коммерчески заинтересованных структур зачистить несколько жилых кварталов в центре нашего города для дальнейшего их освоения под, скажем, бизнес-центры или элитное жильё.

Как же остановить этот беспредел? В ряде российских регионов общественность и чиновники предлагают сделать коммерческие поджоги домов невыгодными следующим образом: запретить на какое-то время любое строительство на месте выжженных кварталов либо размещать на пепелищах рекреационные зоны.

Несколько лет назад такой закон, в частности, был принят в Томской области. В марте 2012 года глава этого региона Сергей Жвачкин подписал распоряжение о запрете строительства жилья, административных и коммерческих зданий на месте сгоревших исторических домов.
Город Томск до революции строился почти полностью из дерева, в историческом центре несколько деревянных кварталов, где есть дома-памятники федерального и регионального значения. Но это не мешало местным геростратам, и дома в Томске полыхали с завидной регулярностью. Причины пожаров там, как и везде, были самыми разными: и ветхие конструкции, и бытовые возгорания, и коммерческие поджоги.

«Надо прекращать эту огненную вакханалию. Сегодня я подписал распоряжение, запрещающее администрации Томска выделять земельные участки на месте сгоревших деревянных домов под строительство жилья, административных зданий, объектов торговли»,– заявил губернатор Томской области 27 марта 2012 года. Он предложил городским властям использовать такие участки, в том случае, если дом невозможно восстановить, для социальных нужд – создания рекреационных зон, детских или спортивных площадок.

В мае 2013 года аналогичные меры предлагалось ввести в Бурятии. Там после очередного поджога дома в центре Улан-Удэ с гибелью местной жительницы, глава региона Вячеслав Наговицын заявил: чтобы поджогов в центре Улан-Удэ не было, нужно ввести запрет на строительство на месте уничтоженных пожаром домов сроком на пять лет, в случае, если будет установлено, что пожар произошел в результате поджога. Глава республики предложил выработать соответствующие мероприятия. Через год, в феврале 2014 года, Наговицын вновь вернулся к этой теме, поскольку поджоги в столице республики не прекращались. Он опять предложил бороться с такого рода преступлениями запретом отдавать землю под пепелищами на новое строительство. По словам главы Бурятии, в Томске таким образом удалось остановить «эпидемию поджогов». Однако по состоянию на сегодняшний день о введении подобного запрета в Бурятии ничего неизвестно. Не исключено, что местный строительный бизнес просто не позволил претворить в жизнь эффективный механизм борьбы с беззаконием.

Аналогичные меры борьбы с коммерческими поджогами предлагалось принять и в соседней с нами Самаре. В декабре прошлого года жители города, объединённые в движение «Гражданская инициатива», потребовали от депутатов губернской думы запретить строительство на местах сгоревших домов. По мнению горожан, такое решение поможет прекратить поджоги зданий, которые совершаются для освобождения дорогостоящей земли под коммерческую застройку.

«В нашем городе происходит что-то чудовищное, не поддающееся оценке. Есть предложение поддержать инициативу о запрете нового строительства на месте пожаров, оставив их под зеленые зоны. Это умерит пыл поджигателей»,– говорится в заявлении, опубликованном на странице инициативной группы в Facebook.
Самарские активисты-градозащитники, как и до этого глава Бурятии, ссылались на опыт Томска. 4 декабря 2014 года общественная комиссия по градостроительству при комитете по строительству и транспорту Самарской губернской думы рассмотрела инициативу, но, как пишут местные СМИ, вопрос так и остался открытым.

Основной докладчик Валерий Карлов, председатель движения «Гражданская инициатива», призвал депутатов проявить себя настоящими политиками и думать не о будущих выборах, а о будущих поколениях: «Для нас, местных жителей, Самара – не пустой звук. Мы здесь родились, выросли и должны оставить нашим потомкам город с историей, архитектурой и своим духом, а не каменные громады, которыми застраивают город».

В ответ председатель общественной комиссии Алексей Чигенев привел официальную статистику ГУ МЧС по Самарской области: количество поджогов в Самаре незначительно. За 2014 год – 197 поджогов, и только 15 из них – жилые дома.

Чигенев поделился официальной позицией министерства строительства Самарской области, которое не поддерживает эту инициативу, поскольку подобный запрет может нарушить право собственников земли под сгоревшими домами (читай – строительных магнатов, поскольку жителям зачастую просто не дают возможности оформлять участки под домами в историческом центре) распоряжаться этой землей по своему усмотрению. И процитировал заключение прокуратуры, согласно которому запрет на строительство каких-либо объектов на территории Самары относится к компетенции органов местного самоуправления и не является предметом регулирования региональных законодателей.

Депутат Михаил Матвеев предложил разработать механизм изъятия муниципальных земель под сгоревшими домами из оборота: «У большинства погорельцев земля под домами не в собственности, потому что существует негласный запрет, и людям не дают приватизировать земельные участки. А если земля муниципальная, значит, есть возможность резервирования этой земли для государственных или муниципальных нужд. Таким образом, мы сделаем территорию сгоревшего дома непривлекательной для застройки».

Общественники требовали прекратить беспредел, сыпали официальной статистикой. Чиновники же умудрялись не отвечать на конкретно поставленные вопросы. Например, заместитель руководителя городского департамента строительства Елена Бондаренко так и не ответила на вопрос председательствующего о количестве выданных разрешений на новое строительство на месте сгоревших домов.

В итоге, Алексей Чигенев предложил отправить материал в правовое управление губернской думы и пообещал собрать всех неравнодушных к этой проблеме после получения соответствующего заключения от юристов самарского регионального парламента.

Насколько нам известно, в Самаре нововведение также не было принято. И опять же можно предположить, что сделано это под давлением строительного бизнеса, сросшегося с местным чиновничеством, для которых интересы жителей глубоко вторичны по сравнению с возможностью получения прибылей, а старинные дома-памятники, оказавшиеся под натиском огненной стихии,– всего лишь какая-то незначительная статистика...

Со своей стороны «ОМ» предлагает депутатам Саратовской областной думы и членам общественной палаты рассмотреть возможность принятия запрета строить новые объекты на месте поджогов с целью остановки «огненного беспредела» в историческом центре Саратова. Отдельно предлагаем обратить внимание на данное предложение депутата областной думы и влиятельного застройщика Сергея Курихина, в округе которого (ул. Большая Казачья и Киселёва) особенно часто за последнее время происходят «подозрительные» пожары в старых домах. Там, между прочим, живут избиратели Сергея Георгиевича, и ему, как депутату, на наш взгляд, не стоит забывать о своих подопечных.

Просим депутатов облдумы и главу общественной палаты Александра Ландо считать данную публикацию официальным обращением и инициативой по разработке соответствующих механизмов, направленных на защиту конституционных прав жителей старого жилого фонда города Саратова.






Боюсь только в Саратове властям на эту проблему наплевать. А если быть точнее, то скорее всего они всё и так знают и с этого "имеют" :(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments