gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

“Грани” - иностранный агент. “Старая пластинка”, резиновые определения

«Иностранные агенты». Слова как будто из прошлой жизни – в пермском информационном поле эта история надолго осталась где-то в архивах сайтов и информагентств. Полтора года назад, когда закон только-только начинал «обкатываться», четыре известных пермских НКО в ответ на требования прокуратуры пожали плечами и пошли по законному пути. Разбирались в судах, кто же все-таки работает на деньги иностранных держав, кто и на что влияет в выработке властных решений, кто кому раздает комментарии СМИ на общественно-политические темы, что из этого является пресловутой политической деятельностью. Процессы шли не очень долго и завершились полной победой общественников.

После этого не для всей страны, но для Пермского края волна немножко схлынула, доказательства казались убедительными. А позже прокурор Прикамья Александр Белых, подводя итоги истории в нашем эфире, сделал интересный вывод – оказывается, именно настойчивость прокуратуры пробудила интерес к проблеме и позволила откорректировать формулировки. Хорошо, оценки делать никому никто не мешает, главное – результат, а результат был в решениях судов.

Но Александр Белых, похоже, оказался не прав. Неожиданно «иностранным агентом» были повторно объявлены ГРАНИ. И донос бдительного гражданина, обильно украшенный патетикой в стиле «кругом враги, НКО подрывают», а также, увы, грамматическими ошибками в оборотах – это уже новый уровень.

Я не буду повторять про востребованность экспертных исследований центра ГРАНИ во властных структурах, перечислять их проекты. Количество благодарностей от официальных лиц и органов власти вы можете сами найти в фейсбуке у Светланы Маковецкой. И я не понимаю, если иностранное финансирование не стало основанием для судов объявить ГРАНИ «иностранным агентом», то какие могут быть претензии у Минюста, если уже целый год этого финансирования просто нет? Сейчас центр будет вынужден отбиваться в судах на формальном уровне – ровно тем же путем, как в 2013-м, по-другому это не работает. У них сильная позиция, но со стороны это выглядит как необходимость вновь заводить старую пластинку.

Закон об НКО, он же закон об «иностранных агентах», не удалось привести в приличный вид. «Политическая деятельность» осталась таким же резиновым определением – особо рьяный надзиратель все так же может подвести под нее даже комментарий любого сотрудника НКО журналисту по какой-нибудь политической проблеме. И пусть это не выстоит в суде, но сколько можно, в конце концов, тратить общее время общественников, судов и прокуроров на перетягивание каната?

И прав Виталий Ковин, говорящий о негласной практике, по которой с такими НКО неудобно работать. Я не представляю себе чиновников, которые спешат заказать исследование «иностранным агентам», нуждайся они хоть 100 раз в их исследованиях. Многие называют дискриминационной саму практику требования признавать себя агентами; я же просто скажу, что сам закон в том виде, в каком он есть, откровенно вредный. И поэтому, даже если бы Минюст предъявил к центру ГРАНИ хоть сколько-нибудь весомые претензии, включение в этот реестр нельзя было бы считать ни доказанным, ни справедливым, ни хоть отчасти полезным для общества и государства.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments