gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Министерство культуры все чаще смешивает искусство и вопросы идеологии

Во вторник на заседании Госдумы в рамках «правительственного часа» с отчетом выступил министр культуры РФ Владимир Мединский.

На встрече с депутатами он подтвердил, что вопросы финансирования в области культуры его ведомство решает в соответствии с уже неоднократно сделанными им заявлениями, суть которых в том, что государство в лице Минкульта отныне намерено поддерживать только культурные проекты, укрепляющие патриотизм граждан, а также «служащие делу духовного возрождения», произведения же, носящие «очернительный характер», а по сути, неугодные власти с идеологической точки зрения, будут создаваться и продвигаться их авторами за собственный счет. Проникновение идеологии в сферу культуры сегодня явно набирает обороты, а потому многим авторам, чье творчество не соответствует «генеральной линии», похоже, придется все чаще прибегать к народному сбору средств на свои проекты – краудфандингу.

Выступая на Охотном Ряду, Владимир Мединский обошелся без ярких выражений, которые он в последнее время, бывало, произносил. «Хочу вновь обозначить позицию министерства. Мы начали системно и впредь будем активно поддерживать экранизации произведений русской, советской литературы, фильмы патриотической, военно-исторической тематики. Те, что служат делу культурного, нравственного, духовного возрождения общества», – сказал Мединский в ходе правительственного часа. Он подчеркнул, что Минкультуры не намерен финансировать проекты, «носящие явный очернительный, антиисторический характер, которые оплевывают нашу историю и дела наших предков». «Я знаю, что эта заявленная наша жесткая позиция вызывает где-то в СМИ неоднозначную оценку, кому-то там мерещится цензура – это не так. Минкультуры никогда и никому и ничего не запрещает. Но мы реализуем государственную политику и финансировать то, что вредит стране, не будем. Кстати, это касается не только кинематографа», – добавил министр.

Таким образом, Владимир Мединский и его коллеги по министерству продолжают поучать деятелей культуры, считая себя вправе единолично решать, что для общества хорошо, а что плохо.

Напомним, на минувшей неделе Мединский как историк и писатель встречался со своими читателями в питерском книжном магазине, где заявил, что не видит смысла в финансировании фильмов тех, кто снимает кино «по принципу «Рашка-говняшка». Цитата мгновенно облетела весь Интернет и вызвала широкий общественный резонанс. Так, член парламентского комитета по культуре Мария Максакова отметила, что подобный лексикон не подобает министру культуры. «У меня есть некое личное разочарование. Как сказал Кобзон на прошлом совещании, процитировав великих прошлых лет: «Нам не страшен министр культуры – нам страшна культура министра», – пояснила Максакова в радиоэфире. Примерно о том же – о «культуре министра» – высказался известный кинорежиссер Андрей Звягинцев: «Как может министр выбирать, кого поддерживать, кого не поддерживать – так мы придем к ждановщине, когда партия решала, кому жить, кому не жить. Это не те слова, которые должен произносить министр культуры, это уже что-то ниже пояса».

Впрочем, за неосторожное высказывание министр позднее извинился, однако не отказался от сути своих слов, но именно это и настораживает: не остается сомнений в том, что министерство культуры пытается выстроить «генеральную линию» в искусстве и к тому же разводит «вкусовщину», проявляя при этом отнюдь не безупречный вкус.

В начале декабря в Музее современной истории России открылась выставка «Эмоции», на вернисаже которой побывал замминистра культуры Владимир Аристархов и после восторженно заявил, что именно в таком искусстве он и видит новые художественные тенденции, такое искусство и планирует поддерживать его ведомство в грядущем году: «то, которое положительно сказывается на россиянах». «Эмоции» – это около 50 вполне милых полотен российских художников, на которых – девушки с синими цветами в волосах, полдень в маленьком городке, одинокий пейзажист у моря, смотрящая в стену почти рубенсовская натурщица, детские улыбки. Вроде бы ничего такого, что могло бы раздражать, только отчего-то не оставляет ощущение, что подобное творчество вполне могло бы разместиться и в подземном переходе перед ЦДХ на Крымском Валу. То есть это умело написанные работы, вполне достойные украсить чей-то домашний интерьер. Неясно только, причем здесь «тенденции», и особенно «новые». Г-н Аристархов также отметил, что искусство влияет на души, умы и сердца, и самое ценное, когда оно влияет «в плане мистическом, в плане красоты». На вопрос корреспондента газеты ArtNewspaper, посещал ли Владимир Аристархов Московскую биеннале современного искусства, он сообщил, что бывал и «большей мерзости не видел». Остается лишь выяснить, почему чиновники решили, что выставки иного современного искусства, без роз, юных дев и мечтателей под луной отрицательно сказываются на гражданах? Быть может, дело в том, что они вызывают не только эстетические переживания, но и заставляют думать?

При этом к чести Министерства культуры отметим, что оно поддержало, например, выставку «Забытая война (комментарии)» – масштабную попытку разделить со зрителем взгляд современного мирового художественного сообщества на исторические события времен Первой мировой.

Гораздо тревожнее дела обстоят в области кино, которое в последнее время вновь избрано «важнейшим из искусств», очевидно, в связи с его доступностью для масс. В ноябре министр культуры взбудоражил общественность своими словами о режиссере-документалисте Виталии Манском, директоре «Артдокфеста»: «Ни один проект Манского, в том числе и «Артдокфест», не получит никогда никаких денег, пока я являюсь министром культуры. Он наговорил столько антигосударственных вещей, что пусть делает фестиваль за свой счет, никто не против. Мы же не запрещаем», – заявил министр культуры. И «Артдокфест» действительно состоялся в Москве с 9 по 17 декабря: деньги на проведение фестиваля организаторы собрали с помощью краудфандинга. Критики отмечают очень достойную кинопрограмму, показы собирают аншлаги. Казалось бы, зачем вообще нужна поддержка Минкульта при таком общественном резонансе? Но надо понимать, что дело вовсе не в деньгах, а именно в подобных высказываниях представителей власти, которые уже открытым текстом говорят о том, что теперь любому человеку в России может быть отказано в профессиональном содействии из-за его личных взглядов. И еще возникает вопрос: если Министерство культуры бойкотирует фестиваль, который проходит с небывалым успехом у граждан, то чьи интересы представляет это министерство?

Впрочем, фестивалю «2morrow/Завтра», которому Минкульт сначала тоже отказал в финансировании (но в это же время выделил несколько млн. на городской «Фестиваль варенья»), мотивируя тем, что директор Ольга Дыховчиная якобы не подавала заявку на проведение фестиваля. Но деньги, спустя некоторое время все же выделили: «Фестивалю «2morrow/Завтра» выделен 1 млн. рублей, – заявил директор Департамента кинематографии Вячеслав Тельнов. – Организаторы выполнили все формальности, им удалось привлечь внебюджетные средства, что говорит о популярности и востребованности фестиваля». Напомним, до этого года все семь лет подряд фестиваль исправно финансировался Минкультом.

Получит ли тот иной проект господдержку, решается на питчингах – презентации и «защите» фильма. На питчинге прошлого года не обошлось без скандала: тогда представитель некого консультативного совета по военно-историческому кино, о существовании которого, кажется, никто до этой истории и не знал, настоял на отказе в финансировании историческому фильму Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр». На последнем питчинге Министерства культуры, который прошел в мае текущего года, публике был представлен член этого совета – Андрей Назаров, в чьи обязанности входит внимательно изучать сценарии фильмов на предмет соответствия историческим событиям. И снова не обошлось без скандала: субсидий не дали проекту Миры Тодоровской «Встреча на Эльбе», фильму по последнему сценарию Петра Тодоровского.

«Войну в России давно используют как повод дать волю ура-патриотическим речам, и на этом фоне по-другому звучат воспоминания ветерана Тодоровского «о счастье окончания войны». О том, как, проснувшись девятого мая, он увидел бабочку, севшую на грязные ноги друга-солдата, – и так понял, что война кончилась. Кажется, фильм про это чувство. Не про политику и не для политики», – считают авторы журнала «Сеанс» Ника Голубицкая и Анна Дулина.

Глядя на список картин, которые Министерство культуры решило поддержать, задумываешься о том, что правительство серьезно взяло курс на воспитание патриотизма: из 12 фильмов, которым выделили деньги, практически половина связана с историческими событиями, четыре фильма – о Великой Отечественной войне: это «Вики» Андрея Кончаловского, «Коридор бессмертия» Федора Попова, «Председатель» Алексея Мурадова, «Единичка» Кирилла Белевича. Напомним, что сценарии этих фильмов кропотливо просмотрены членами совета при Минкульте, поэтому есть вероятность, что эти фильмы покажут ту «ура-патриотическую» картину мира, которую нам навязывают чиновники.

«Патриотическое кино, на мой взгляд, – это такие фильмы, которые призывают непримиримо бороться со злом, с коррупцией, черствостью и беспринципностью, – сказал «НИ» режиссер Дмитрий Астрахан. – Это, кстати, именно то, то к чему призывает нас наша власть. Поэтому Министерство культуры должно поддерживать острое социальное кино, которое затрагивает реальные проблемы нашей жизни, чтобы искусство помогало изживать недостатки, делать нашу жизнь честнее. Это и будет кино, в котором есть гражданская позиция».

И примеры этому тоже есть. В частности, при поддержке Минкульта снят фильм Ивана И. Твердовского «Класс коррекции», новости обо всех его многочисленных призах появляются на сайте ведомства. Все главные роли в фильме сыграли актеры «Гоголь-Центра», фильм повествует о девочке-колясочнице, которая решила учиться в классе коррекции общеобразовательной школы. «Где наш-то коридор?» – спросит в финале фильма изможденная бюрократической непробиваемостью мама, и мы понимаем, что его нет, что сегодня России не нужны инвалиды, не нужны думающие люди…

В титрах фильма Юрия Быкова «Дурак», демонстрирующего более чем депрессивную картина мира и до неправдоподобия карикатурно изображающего чиновников, мы видим «благодарность Министерству культуры и лично В.Р. Мединскому». Иногда складывается ощущение, что порядка в ведомстве нет вообще: то, получит ли фильм деньги, зависит то ли от везения, то ли от хитрости продюсеров. А может быть, энергичные высказывания чиновников в действительности – лишь игра на публику. Как рассказала в одном из интервью в СМИ Наталья Мещанинова, режиссер отмеченного на международных фестивалях фильмов «Комбинат Надежда» (так и не попавшего в российский прокат) и «Гербарий», показанного на «Артдокфесте», «что касается Минкульта, то фильмы, снятые при его поддержке, лежат на полках со времен царя Гороха… Так было всегда и так, думаю, будет и дальше. Огромная часть картин просто не выходит в прокат. Не потому, что там мат или что-то еще... А просто продюсеры свое получили на этапе распределения средств. И больше их это кино не интересует».

Министерство культуры зарекомендовало себя так, что многие деятели культуры принципиально отказываются от его поддержки. Об этом говорит Наталья Мещанинова: «У нас в принципе реальность табуирована, это выработанный годами в Советском Союзе принцип тотального вранья. Чиновники почувствовали опасность, как только начала приоткрываться дверь и стали появляться фильмы, показывающие реальную жизнь. Ведь когда человек часто смотрит кино, он слишком много знает и чувствует, его гораздо труднее вести, как овцу, за собой. Наши политики не заинтересованы в большом IQ у населения. Они хотят создать миф о том, что все хорошо: никто не курит, не ругается матом, скоро трактористы в белых рубашках начнут вспахивать поля. И я лучше буду снимать бесплатно, чем брать деньги у Минкульта на подобные проекты. Не удивлюсь, если появятся приставленные к режиссеру цензоры, которые станут утверждать сценарии на государственном уровне». Об этом же на днях «НИ» говорил известный джазовый пианист Даниил Крамер: «Я булгаковец. Никогда и ничего ни у кого не прошу. Если бы Минкультуры хотело поддержать мои проекты – то поддержало бы, но сам я просить не буду». С такой же позицией выступил и мультипликатор Гарри Бардин: «С Министерством культуры в его нынешнем виде я работать не намерен», – сообщил он «НИ».

Исключительно на частные средства существует Театр.doc, «самый богемный подвал России», который власти Москвы практически выселили из его бессменного дома в Трехпрудном переулке, где театр находился с 2002 года. При этом отметим, что фестиваль молодой драматургии «Любимовка», который проводился в стенах Театра.doc, поддержку Минкульта все же получал, но организаторы, почуяв тревожные перемены, на минувшей «Любимовке» уже начали собирать деньги на проведение следующего фестиваля. «НИ» попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию режиссера и художественного руководителя Театра.doc Михаила Угарова: «Цензура запрещена Конституцией, поэтому сейчас можно смело подать иск на господина Мединского. Но он понимает, что если это и случится, то иск будет проигран, потому что у нас вот такие суды. Но любые запреты действуют в обратную сторону. Над Театром.doc висит угроза закрытия, и меня поразила массовая поддержка, чуть ли не предложение гражданского убежища для театра, где он мог бы существовать. То есть все, что государство запрещает, вызывает интерес, становится авторитетным. Чиновники работают против себя».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments