gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Transparency International о коррупции в России: «Берут, как будто живут последний день»

Международная организация Transparency International публикует в эту среду, 3 декабря, ежегодный «Индекс восприятия коррупции». Глава московского отделения Transparency Антон Поминов рассказал RFI, как изменилась ситуация в России, и как неблагоприятная для страны международная ситуация может повлиять на индекс восприятия коррупции в будущем.

Наиболее чистыми от коррупции странами организация остаются Дания, Новая Зеландия и Финляндия. Замыкают рейтинг Северная Корея и Сомали. Ситуация с коррупцией ухудшилась в Китае, Турции и Анголе. За год Россия также опустилась на шесть позиций и заняла 136 место — рядом с Нигерией, Ливаном, Ираном, Камеруном и Киргизией. Украина занимает 142-ю строчку рейтинга, наравне с Угандой.



RFI: Что вы можете сказать о 136-м месте России в
опубликованном сегодня рейтинге ? По сравнению с 2013 годом Россия опустилась на шесть позиций. По каким причинам это произошло?

Антон Поминов: Незначительные изменения туда-сюда — это статистическая погрешность. Об этом говорят наши коллеги из отдела исследований. Поэтому мы считаем, что это просто топтание на месте.

Может быть, это еще связано с изменением системы подсчета баллов?

Нет, ничего не изменялось, никакая система подсчета. Просто столь незначительные изменения не отражают… то есть, нет изменений. Статистически нет изменения в восприятии. Очень уж незначительные изменения, чтобы говорить, что эти данные статистически значимы.

Ваш прогноз на следующий год в связи с тем, что в этом году в России были приняты какие-то антикоррупционные меры – законы против вывоза капитала и деоффшоризации. Может это как-то отразиться на следующем рейтинге?

Сами по себе законы отразиться не могут. Отразиться может, если их будут применять. У закона ведь есть два пункта: сначала нужно принять, а потом применять. И поэтому, мне кажется, антикоррупционное законодательство у нас скоро будет лучшее в мире, в России. Но вот, применение… Есть большая дырка, большое отставание применения от принятия.

В отчете за 2013 год упоминалось, что в России растет инициатива снизу по поводу денонсирования коррупции. В этом году что-то поменялось?

Инициатива по-прежнему есть, и мы это видим. Видим, прежде всего, по интернету. Но проблема заключается в том, что в идеале, конечно, гражданское общество надо поддерживать — черт с ним «поддерживать» — хотя бы не мешать ему развиваться.

То, что мы видим последние три года — это нагнетание такой атмосферы, что к некоммерческому сектору в обществе относятся все более и более настороженно – как к организациям, так и к активистам. У нас в последнее время, особенно это видно на фоне ура-патриотических тенденций после Олимпиады, Крыма, вообще всей украинской истории, критиковать власть становится — я бы не сказал опасно — но таким моветоном в обществе. Поэтому мы видим неприятие обществом любой самокритики.

Но то, что есть масса людей, масса инициатив в регионах, кого «достали» местные власти, у кого отняли бизнес, это мы, конечно, по-прежнему видим. Просто все это загоняется в некое подполье. «Подполье» — я имею в виду, чтобы не высказывались. Не то, чтобы какая-то нелегальщина, просто многое из того, что могло бы быть высказано, не высказывается.

Вы имеете в виду СМИ? Или инициатива, которая существует, ее «сверху замалчивают»?

Не в том смысле, что замалчивают, а в том смысле, что народ запуган. Просто страшно что-то рассказать, что-то написать. Это первое. И второе, если вы вышли в своем регионе, скажем, с каким-то фактом или с сообщением о подозрении, то, скорее всего, никто из местных СМИ об этом не расскажет. Конечно, от региона к региону ситуация может меняться. Но, в целом, крупные коррупционные скандалы, которые мы видим в интернете (ну, вот Навальный написал о каком-нибудь чиновнике, который явно живет не по средствам), вы не увидите потом на федеральном канале, никто не возьмет эту тему, не будет раскручивать.

Впрочем, так же, как и раньше, собственно, или все-таки это больше чувствуется?

Нет, сейчас это  стало сильнее. У нас принимается такое законодательство по СМИ («Ведомости», например, которые стараются освещать больше тем), в соответствии с которым им нужно будет то ли менять организационную форму, то ли собственника. То есть, им усложняют жизнь.

Могут ли санкции, принятые Западом против России, как-то повлиять на уровень коррупции, и имеются ли уже сейчас какие-то факты? Учитывая то, что Россия стала еще более закрытой для мира, будет ли расти коррупция в российской экономике ?

Конечно, с одной стороны, там, где меньше конкуренции, там, где больше возможностей давления на бизнес,  —  естественно, больше возможностей для коррупции. С другой стороны, говорят: «берут, как будто живут последний день». То есть те, у кого есть возможность набить карманы, будут пытаться это сделать как можно быстрее, потому что у них не долгосрочное целеполагание — мы будем долго работать на благо родины — а мы будем стараться быстро обогатиться и после нас хоть потоп.

Потому что непонятно, чем все это может закончиться.

Да. Ведь здесь есть такие риски. Я бы не стал говорить, что это будет, я бы сказал, что есть такие риски.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments