gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

В защиту торрентов: как пиратское кино препятствует культурному геноциду

Министерство культуры пытается ликвидировать последние платные возможности смотреть лучшее мировое кино в России.

Владимир Путин на этой неделе подписал указ о полной и безоговорочной капитуляции интернет-пиратства в России. Закон вступает в силу с 1 мая 2015 года и защищает теперь не только авторов кинопродукции, но и музыки, литературы, а также программного обеспечения. По идее, всякий честный гражданин должен радоваться. Хоть мы всеми руками упираемся, чтобы отстраниться от Европы, в смысле борьбы с пиратством мы теперь полная Европа.

Что же смущает? Несколько обстоятельств.

Так, депутат Госдумы от КПРФ Олег Смолин (один из немногих влиятельных людей в стране, кто пытается вернуть бесплатное качественное образование) писал про этот закон после его одобрения в парламенте: «Меры крайне жесткие, ибо предполагают блокировку сайтов по сетевому адресу, включая виновных и невиновных в нарушениях. Это все равно, как за преступления одного человека казнить его родственников и соседей, проживающих с ним в одной квартире». И с этим я абсолютно согласен. Я вообще уверен, что антипиратский закон принят для того, чтобы у властей была возможность закрывать неугодные сайты.

Но продолжу цитировать Смолина: «Слов нет, право интеллектуальной собственности, как и собственности вообще, защищать надо. Однако эти права существенно отличаются от прав вещных: когда вы обменялись вещами, у вас осталось по одной, а когда идеями – стало по две у каждого. Поэтому в мире существует массовое движение за изменение концепции охраны интеллектуальной собственности. Смысл прост: если человек или организация используют чужие авторские достижения в коммерческих целях – должны платить. Если же чужие авторские достижения используются в интересах личного развития человека, это следует не наказывать, а приветствовать».

Добавить было бы нечего, если бы речь не шла, помимо прочего, о кино. Ситуация с музыкой, литературой, программным обеспечением чуточку иная. Все модное, актуальное действительно доступно в России почти моментально (в случае с литературой: переводятся и выходят все лучшие иностранные произведения). В случае с кино у нас недоступны две трети классики и почти 90% современных актуальных фильмов. Причем все делается для того, чтобы их было невозможно посмотреть в принципе.

Вообще-то это именуется оболваниванием собственного народа. Я бы даже использовал и более жесткий термин: культурный геноцид.

Самый простой пример: лично я очень хочу узнать современное польское кино. Потому что мне интересно, что такое сегодняшняя Польша, как она относится к своей истории, а заодно России etc. Я нашел молодого специалиста по новому польскому кино, который сбросил мне ссылки. На что? На торренты, где есть новейшие польские фильмы с русским переводом.

А почему на торренты? А потому что при современном устройстве российского проката, и в этом отчетливая вина (а может, и осознанная цель) министерства культуры Мединского, никакое современное польское кино в России легально недоступно. У нас в прокате нет даже «Иды» знаменитого (снявшего на русском «Стрингера» с Сергеем Бодровым-младшим) Павла Павликовского – фильма, который сейчас борется за «евро-оскары» с «Левиафаном» и, скорее всего, будет претендовать на голливудский «Оскар».

В России невозможно посмотреть неформатное кино. Ни за какие легальные деньги. Существовал Музей кино – он был актуален только для Москвы. Но и его на днях уничтожили окончательно. Министерство Мединского якобы борется с «тупым» Голливудом, но на деле пытается ликвидировать последние платные возможности смотреть лучшее мировое кино. А почему борется? Да потому, что нашим верхам не нужен народ – им любо быдло. И в этой борьбе с лучшим мировым кино они используют любое доступное вранье.

Весной правительство Медведева по инициативе министерства Мединского опубликовало список поручений чиновникам разработать в течение двух-трех месяцев меры для защиты отечественного кино. Среди них особенно впечатлила одна: картины с «низким коммерческим потенциалом» должны облагаться при ввозе в страну дополнительной пошлиной — так предполагалось избавить прокат от низкопробной американской продукции категории «Б».

В своей колонке на Forbes я тогда растолковал, что последний фильм категории «Б» испарился с наших экранов еще в середине 90-х. И что зарубежные фильмы «с низким коммерческим потенциалом» (кто и как будет его просчитывать – отдельный вопрос) – это арт-хаус. Неформатное, фестивальное, истинно творческое, азиатское, европейское, латиноамериканское плюс так называемое американское независимое кино. Речь о фильмах, которые иногда с большим, иногда с меньшим правом могут именоваться киноискусством. Удивительно, но о своей инициативе правительство вскоре забыло. Наверное, только в нашей стране могут столь стремительно развиваться и тут же исчезать подобные государственные намерения. Никакого обложения налогами фильмов с «низким коммерческим потенциалом» не последовало.

Зато именно сейчас, в ноябре, Мединский выступил с новой программой введения квот по отношению к иностранному кино. И ссылается при этом на зарубежный опыт.

Но дело в том, что в мире нет квот на иностранное кино, кроме как в Китае (но и там сейчас прогресс) и Северной Корее.

Чиновники министерства культуры ссылаются при этом на опыт Франции. Но и во Франции нет и никогда не было квот. Там существует одно-единственное правило: 11% от стоимости каждого билета поступает во Французский центр кинематографии. При этом французские продюсеры, которым достаются эти деньги, имеют право спонсировать не только национальное, но и любое другое хорошее и актуальное мировое кино. В итоге на французские деньги сегодня производятся многие лучшие фильмы планеты: не только африканские или, скажем, иранские, но и японские, английские и даже американские.

Франция вложила в последние годы в музеи кино и синематеки, в кинотеатры, демонстрирующие неформатные фильмы, €150 млн. В одном Париже таких кинотеатров более сотни, а во всей Франции – полторы тысячи. Французы – синефилы, знамо дело. Но и в Японии, Германии – ситуация похожая. В Канаде есть крупные мультиплексы, где с утра до вечера крутят фильмы фон Триера, Ханеке, Звягинцева, Сокурова.

Вернемся к России? Вы, наверху, сначала обеспечьте доступ к кино, как во Франции, Японии, Германии, Канаде, а потом уж принимайте карательные антипиратские меры. Иначе можно будет говорить о нарушении даже не прав потребителей, а гражданских прав. Иначе вы сами отправляете нас на торренты.

Замечу, кстати, что владельцы торрентов ведут себя сейчас щепетильно. Новых фильмов, на которые в России кто-то претендует официально, на крупнейших торрент-порталах практически не бывает.

Юрий Гладильщиков



Маразм российских законодателей однако зашкаливает ...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments