gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Как защита “болотного дела” могла обеспечить явку сотрудника ОМОНа?

Адвокат Сергей Панченко объяснил Открытой России, какие сложности новые правила создадут стороне защиты:

– В России суды очень легко подходят к вопросу об оглашении показаний не явившихся свидетелей. Формально направляется повестка по указанному в обвинительном заключении месту, оттуда приходит какой-то ответ либо вообще никакого не приходит, присылают всякие липовые или полулиповые справки (как это было в «болотном деле»), о том, что данные лица «отправлены в командировку». И все это суд признает «чрезвычайными обстоятельствами» и вне зависимости от согласия обвиняемого оглашает показания, данные свидетелем в ходе предварительного следствия.

У нас обвинение и защита имеют формально равные права и возможности при обеспечении явки свидетелей. Тут вопрос в том, какие реальные полномочия адвокат будет иметь при обеспечении явки свидетеля или потерпевшего. Как защита «болотного дела» могла обеспечить явку, например, свидетеля Шубича, сотрудника ОМОНа, допрос которого в суде был мне нужен? Никак я не мог обеспечить его явку, потому что по запросу адвоката или по просьбе адвоката он никуда не пойдет. Обязать его я не могу. Прокуратура своей властью, авторитетом, своим влиянием на полицейское руководство может заставить кого угодно прийти в суд. А адвокату, к сожалению, не предоставлено таких возможностей.

Сейчас активно обсуждается вопрос о реформе адвокатуры и о предоставлении дополнительных полномочий: обязательности ответов на запросы адвокатов, предоставлении права доступа адвокатам при определенных условиях к регистрационным базам, к базам совершения нотариальных действий, регистрации юридических лиц, недвижимости и так далее. Я считаю, что нужно обязательно предусмотреть некие полномочия по вызову свидетелей, чтобы свидетель обязан был являться по вызову адвоката. И должна быть установлена ответственность за неявку.

Конечно, замечательно, что стороны должны обеспечивать явку в суд своих свидетелей. Это полностью соответствует принципу состязательности сторон. Однако гособвинение и защита находятся на практике в неравном положении. Если будет обеспечена ответственность за неявку по вызову адвоката — я всячески за такое нововведение. В противном случае это донельзя ухудшит положение защиты в суде. Потому что сейчас еще как-то можно уговорить, убедить судью своими повестками вызывать нужных защите людей в суд. Но после вступления этих нововведений в силу это сделать будет невозможно.

ЕСПЧ указывал, что если человек указан у нас в обвинительном заключении в качестве свидетеля по делу, если он допрашивался на стадии следствия, то суд должен обеспечивать его явку по просьбе стороны защиты. И эта обязанность не могла перекладываться на защиту. Эта норма и раньше-то не всегда соблюдалась. В «болотном деле» я трижды ходатайствовал о том, чтобы суд принял меры к вызову свидетеля Шубича, который на предварительном следствии прямо давал показания, оправдывающие моего подзащитного Степана Зимина.

А теперь вообще суд будет говорить: «Уважаемые, я не имею права ничего сделать, у нас состязательность сторон, обеспечивайте явку сами».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments