gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

«Иностранный агент», или двойные стандарты

Статус иностранного агента пыталась оспорить в Вахитовском районном суде Казани межрегиональная ассоциация правозащитных общественных объединений «Агора», базирующаяся в Казани. Дело в том, что в начале июня этого года республиканская прокуратура после полугодовой проверки внесла представление, согласно которому «Агору» внесли в реестр некоммерческих организаций, выполняющей функции иностранного агента. Спустя полтора месяца российский Минюст опубликовал на своем официальном сайте реестр «иностранных агентов», в котором значилась уже и «Агора».

В соответствии с законом «О некоммерческих организациях», статус «иностранного агента» присваивается, в частности в том случае, если организация получает финансирование из-за рубежа и ведет политическую деятельность. В своем представлении прокуратура указала, что «Агора» получает иностранное финансирование, в том числе от Госдепартамента США и ведет политическую деятельность. Председатель «Агоры» Павел Чиков в июне этого года категорически отверг факт получения финансирования из Госдепа США.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

В суде, который стартовал еще вчера, 29-го сентября, правовой аналитик «Агоры» Рамиль Ахметгалиев не стал отрицать того факта, что иностранное финансирование от некоторых организаций «Агора» действительно получала, но выступил против того, что «Агора» ведет какую-либо политическую деятельность.

В начале вчерашнего заседания Ахметгалиев ходатайствовал о вызове в суд шестерых свидетелей. К удивлению собравшихся, судья Евгения Зыбунова ходатайство удовлетворила.

Ахметгалиев поэтапно начал приводить свои доводы относительно представления республиканской прокуратуры. Так, в документе надзорного органа говорилось, что к политической деятельности они относят доклады «Агоры» о свободе интернета в России. По словам Ахметгалиева, в соответствии с законом «О некоммерческих организациях», научная и просветительская деятельность не относятся к политической. Адвокат уточнил: методология, разработанная «Агорой», мониторит все факты ограничения интернет-свободы вне зависимости от правовой оценки вмешательства, субъектов конфликта и роли госорганов.

Прокуратура в своем представлении также сообщила, что политическая деятельность «Агоры» вытекает из материалов в СМИ, а именно из публикации «непроверенных сведений» в «Открытом информационном агентстве», «Газете.ру», «Новой газете» и «Эхо Москвы». Ахметгалиев сообщил суду, что за все время деятельности «Агоры» не было ни одного судебного процесса о признании того или иного материала лживым или не соответствующим действительности. Адвокат также указал, что в документе прокуратуры Татарстана не указаны конкретные факты, даты выхода статей, их названия и конкретные примеры, где, по мнению прокуратуры, имеются сведения, которые не соответствуют действительности.

Адвокат, помимо прочего, указал на практику двойных стандартов. Он уточнил, что согласно закону «О прокуратуре», ее сотрудникам запрещено заниматься политической деятельностью. Учитывая тот факт, что прокуратура берет за основу доказательства участия «Агоры» в политической деятельности различные интервью, Ахметгалиев поинтересовался: будет ли считаться деятельность прокуратуры политической, если ее глава не раз давал интервью различным изданиям.

― То есть свою аналогичную деятельность прокуратура не признает политикой, а деятельность другого субъекта считает политической, ― заключил Ахметгалиев.

Другой довод татарстанской прокуратуры касался правовой школы «Агора», которая начала свою работу в этом году. В суде начальник отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму прокуратуры республики Ильдар Исмагилов заявил, что во время обучения в школе представители «Агоры» учили участников школы организовывать акции протеста. По словам же адвоката Рамиля Ахметгалиева, деятельность школы, в которой он также преподавал, направлена исключительно на обучение юристов, работающих по делам о нарушении прав человека. Адвокат напомнил, что школа работала за счет грантовых денег, которые выделил президент России Владимир Путин. «Правовое просвещение не может считаться и признаваться политической деятельностью», подытожил Ахметгалиев, говоря о правовой школе.

Следующий довод, о котором писала прокуратура в своем представлении, касался проведения «Агорой» антикоррупционной экспертизы в отношении проекта федерального закона «О внесении изменений в статью 32 ФЗ «О некоммерческих организациях». Надзорный орган обнаружил в такой деятельности политику, ссылаясь на то, что правозащитники, таким образом, формируют правовое регулирование общественных отношений в России.

Ахметгалиев пояснил, что «Агора» аккредитована Минюстом в качестве эксперта, который уполномочен проводить экспертизы на коррупциогенность. Тем самым ассоциация не наделена полномочиями по упорядочению общественных отношений и их юридическому закреплению. Адвокат вновь напомнил о двойных стандартах, поскольку прокуратура ― основной орган, который осуществляет экспертизу нормативно-правовых актов, но политической свою деятельность они не считают.

Далее Ахметгалиев заметил, что в представлении прокуратуры сказано, что деятельность «Агоры» направлена на изменение государственной политики. Адвокат пояснил, что в документе прокуратуры не указаны конкретные признаки, какими конкретными действиями «Агора» пыталась изменить госполитику.

Представитель прокуратуры Ильдар Исмагилов, выступая в зале суда, сделал акцент на докладе «Агоры» о свободе интернета в России. По его мнению, в нем правозащитники указывают на то, что в некоторых моментах именно власть своими действиями ущемляет свободу в интернете, тем самым «Агора» влияет на госполитику и хочет ее изменить. Выслушав такой довод Исмагилова, адвокат Рамиль Ахметгилиев поинтересовался, знакома ли представителю прокуратуры государственная политика, проводимая российскими властями в сфере интернета. Ильдар Исмагилов на этот вопрос ответить не смог, после чего Ахметгалиев сообщил суду: каким образом «Агора» может влиять на госполитику в сфере интернета, если таковой нет.

― Прокуратура при подготовке своего представления проводила какие-либо исследования? ― спросила сотрудника республиканской прокуратуры судья Зыбунова.

― Нет, такие исследования не проводились, ― ответил Исмагилов.

Ильдар Исмагилов в своем выступлении повторил сведения, которые указаны в представлении. После чего вопросы ему стал задавать Рамиль Ахметгалиев.

― Согласно представлению, в докладе о свободе интернета дается негативная оценка Роскомнадзору, который блокирует доступ к интернет-ресурсам, пропагандирующим употребление наркотиков и порнографические материалы с участием несовершеннолетних. Вопрос такой: укажите конкретные факты в этом докладе, где «Агора» критикует деятельность Роскомнадзора, который закрывает доступ к порнографическим материалам, ― спросил Ахметгалиев.

― Мне нужно изучить доклад, я не смогу сейчас конкретно сказать, ― ответил Исмагилов.

― Обращались ли вы в Роскомнадзор за какой-либо информацией, связанной с деятельностью «Агоры»? ― продолжал адвокат.

― Нет, ― вновь был краток представитель прокуратуры.

― Доклад «Агоры» об общественном наблюдательном контроле. Если эта деятельность может быть отнесена к политической, какова государственная политика в области общественного контроля, общественных наблюдательных комиссий, и какая деятельность «Агоры» противоречит этой госполитике? ― поинтересовался Ахметгалиев.

― В данном докладе вы даете оценку действиям ФСИН и МВД, которые «тормозили принятие закона об общественном контроле в России», ― констатировал Исмагилов.

―То есть госполитика направлена на то, чтобы тормозить принятие закона об общественном контроле? ― в недоумении задавался вопросом представитель «Агоры».

― В частности да, ― неожиданно для всех в зале ответил сотрудник прокуратуры.

В зале раздался смех. Улыбнулась даже судья Зыбунова.

― Судебная защита, которой занимается «Агора», ― это противодействие прокурорским проверкам? ― спросил представителя прокуратуры адвокат Ахметгалиев, говоря о деятельности «Агоры», которая защищает интересы других некоммерческих организаций.

― Тогда да. Вот конкретно нам вы противодействуете, ― потупив взгляд, ответил Исмагилов.

― Странно, мне казалось, что это называется «право на судебную защиту», ― недоумевал Ахметгалиев.

― Скажите, пожалуйста, а если прокуратура выносит свое заключение относительно каких-либо нормативно-правовых актов, она тоже вмешивается в политику? ― вступила в диалог судья Зыбунова.

― В данном случае мы исходили из требований закона, который распространяется на некоммерческие организации, ― тихо ответил Исмагилов.

ЧТО ГОВОРЯТ СВИДЕТЕЛИ

Далее приступили к опросу свидетелей. Первой в зал заседания пригласили кандидата филологических наук, доцента Нижегородского университета Елизавету Колтунову, которая вместе с коллегами провела исследование ежегодных докладов «Агоры» о свободе интернета.

Она сообщила суду, что прокуратура «добросовестно заблуждается», говоря о том, что «Агора» занимается политической деятельностью. Помимо Колтуновой, в исследовании принимали участие социолог, политолог и психолог. Ни один из экспертов, по ее словам, не нашел в тексте доклада какую-либо политическую деятельность либо оценочные суждения о проводимой действующей властью политике.

Следующий свидетель ― главный редактор «Новой газеты Дмитрий Муратов сообщил суду, что издание давно сотрудничает с «Агорой», и во всех своих докладах и статьях правозащитники избегали политической составляющей.

Представитель прокуратуры Ильдар Исмагилов представил на обозрение Муратову распечатку материала с «Газеты.ру», где представлена информация о докладе «Агоры».

― Вы помните этот материал? ― задался вопросом Исмагилов.

― Это публиковалось не в нашей газете, а в «Газете.ру». Это просто две разные газеты, но это не страшно. Наша газета выходит и на бумаге, и в интернете, а «Газета.ру» только в интернете. В «Газете.ру» главный редактор был тогда Михаил Котов, а 20 лет главным редактором «Новой газеты» является Дмитрий Муратов. Это я, ― пошутил главред.

Шеф-редактор «Вечерней Казани» Хазбулат Шамсутдинов также рассказал суду, что газета сотрудничает с «Агорой». Он пояснил, что в редакцию часто обращаются граждане со своими проблемами. Часто они касаются юридических вопросов. Так как в большинстве случаев денег на оказание юридических услуг у них нет, журналисты «Вечерней Казани» советуют гражданам обращаться именно в «Агору», поскольку там им помогут бесплатно. Шамсутдинов подчеркнул, что никакой политической деятельностью «Агора» не занимается, она лишь защищает права конкретных людей.

Игорь Каляпин и Илья Шаблинский, которые, также как и председатель «Агоры» Павел Чиков, состоят в совете при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, рассказали суду, что Чиков в этом консультационном органе представляет не «Агору», а себя лично. В связи с этим деятельность «Агоры» нельзя считать политической ввиду того, что в совете состоит ее председатель. Всех членов совета назначал своим указом президент России Владимир Путин, подчеркивали они.

После опроса свидетелей судья Евгения Зыбунова объявила перерыв до 30-го сентября.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. РЕШАЮЩИЙ

Сегодня заседание возобновилось. Представитель прокуратуры Исмагилов не согласился с заключением экспертов нижегородского института, поскольку его представители уже не раз были экспертами по просьбе «Агоры». Исмагилов просил суд провести независимую экспертизу и перенести заседание, так как не успел ознакомиться со всеми письменными доказательствами.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев не был против проведения экспертизы, однако уточнил, что ее желательно провести за пределами республики. Впрочем, судья Зыбунова ходатайство прокуратуры не удовлетворила и перешла к прениям сторон.

Исмагилов попросил в удовлетворении заявления отказать, а Ахметгалиев, напротив, говорил о том, что представление прокуратуры незаконно и его необходимо отменить.

Слово взял председатель «Агоры» Павел Чиков. Он рассказал суду, что за все время своей работы «Агора» ни разу не обращалась в суд с жалобой против прокуратуры, а также обвинил последних в том, что они по указке Генеральной прокуратуры намеренно хотят внести «Агору» в реестр иностранных агентов, тем самым отомстив правозащитникам.

― Я и адвокат Ахметгалиев ― это те люди, которые с 2006 года занимаются защитой некоммерческих организаций на территории России. В 2008 году на основании нашего опыта мы выпустили книгу, в которой мы анализируем правоприменительную практику в отношении некоммерческих организаций (НКО). В 2013 году, когда Генеральная прокуратура России инициировала кампанию массовых проверок некоммерческих организаций по всей стране, «Агора» предложила свою юридическую защиту. В общей сложности мы сопровождали более 200 НКО. Мы в подавляющем большинстве случаев добивались судебного признания незаконности действий прокуратуры. Это все привело к тому, что Генеральная прокуратура просто поручила прокуратуре Татарстана добиться любыми способами включения ассоциации «Агоры» в реестр иностранных агентов, чтобы отомстить процессуальному оппоненту. Эта задача была поручена целому отделу по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму прокуратуры Татарстана. Я уже полтора года хочу спросить прокуроров: мы уже террористы или все еще пока экстремисты? ― в заключение своего выступления задался вопросом Чиков.

Выйдя из совещательной комнаты, судья Зыбунова отказала в удовлетворении заявления «Агоры». Таким образом, «Агора» продолжает оставаться некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.

Рамиль Ахметгалиев рассказал журналистам, что они обжалуют решение суда.

― Сегодняшнее заседание ― это первый шаг в части защиты законных интересов ассоциации «Агора». Останавливаться мы не намерены. План по дальнейшей защите у нас имеется, и после прохождения всех инстанций мы в таком случае сможем обратиться и в Европейский суд, ― констатировал Ахметгалиев.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments