gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Поджигатели войны. Что ждет Россию?

Ради денег и власти российский правящий класс, не колеблясь, прольет кровь невинных.

Большинство рассуждений о российской агрессии на Украине сосредоточено на фигуре Путина, его решениях, его намерениях. Но предсказать что-либо таким образом довольно трудно. Прошло уже 15 лет, а ответить на вопрос «кто такой Путин?» мы по-прежнему практически не можем. Либерал, консерватор, левый популист? Безжалостный чекист или сотрудник либерального Собчака, коллега Алексея Кудрина по питерской мэрии? Прагматик, реалист, ироничный циник под маской бесстрастного законника, любитель сыграть в игру «у кого быстрее сдадут нервы»? Человек с интуицией, целостными представлениями о мире, но не стратег, как заметил Федор Лукьянов? Все это так или отчасти так, но все это не позволяет делать прогнозов о будущем России.

Важно, однако, что политика Путина в конечном счете оказывается равнодействующей приближенных к нему сил. Выход на сцену «нового Путина» после первого срока, после второго срока, после рокировки с Медведевым, после Крыма и т.д. отражает тектонические сдвиги в российской элите. В них можно разобраться, и на их основе легче предсказывать будущие землетрясения.

Отмотаем пленку назад. 2003 год. Глеб Павловский публикует аналитическую записку о формировании параллельного центра силы в стране вокруг группы Сергея Пугачева, Игоря Сечина и Виктора Иванова. Группа с самого начала имела амбиции как в политике, так и в экономике, сочетала имперско-государственническую идеологию с тем, что политологи называют «рентоориентированным поведением», т.е. стремлением установить контроль над денежными потоками с целью личного обогащения.

Впоследствии этот «параллельный центр силы» стал основным. Ключевым событием здесь, конечно, было дело ЮКОСа. Давно уже ясно, что это была отнюдь не политическая месть Ходорковскому, а силовой передел собственности. Подконтрольная силовикам «Роснефть» стала одним из столпов их влияния и ключевым источником ренты.

Силовики изменили характер капитализма в России. Доля госсектора за несколько лет выросла с 30% до 40%. По словам российского политолога Андрея Яковлева, «К лету 2004 года государство стало абсолютно преобладать над бизнесом». Свои экономические амбиции силовики предпочитают реализовывать путем политического контроля над государственными компаниями, а не прямым расширением собственности. Их детище – госкорпорации, в которых все преимущества и привилегии государственного статуса сочетаются с тотальной закрытостью и неподотчетностью обществу, характерными для частных компаний.

Отметим сразу, что дело ЮКОСа было отнюдь не единственным случаем борьбы за командные высоты в экономике . Так, частичный контроль над оборонной промышленностью силовики установили еще до атаки на Ходорковского. В частности, в 2002 году указом Путина был создан концерн «Алмаз-Антей», объединивший несколько десятков компаний оборонного сектора. Председателем совета директоров стал Виктор Иванов. Именно этот концерн производит печально известную установку «Бук», из которой предположительно был сбит малазийский лайнер. В 2003 году был убит и.о. директора концерна Игорь Климов, человек Иванова. Реакция на экономическое укрепление силовиков? Так предполагают некоторые политологи.

Что сейчас происходит с героями аналитической записки Павловского? Виктор Иванов возглавляет ФСКН и Государственный антинаркотический комитет. Игорь Сечин – президент «Роснефти» и, как некоторые считают, второй по влиянию человек в России. А вот Сергей Пугачев находится в России в розыске и живет в Лондоне, его Межпромбанк разорился. Место Пугачева, видимо, занял Константин Малофеев, такой же православный и патриотичный предприниматель с бородой не меньших размеров. Малофеев играет ключевую роль в крымских и восточно-украинских событиях.

Еще раз отмотаем пленку. 2007 год. Клан силовиков – самый влиятельный в России. Американский аналитик Ян Бреммер объясняет его устройство: силовиков объединяет не столько биография, сколько мировоззрение и интересы; их клан — не сообщество равных, внутри него существует определенная иерархия. Бреммер делает следующий прогноз:

«Если в 2008 году к власти придет представитель этой группы, он, возможно, будет проводить более антизападную политику. <…> [В] краткосрочной перспективе Китай они считают более приемлемым партнером, чем Запад. <…> Кроме того, силовики выступают за продолжение сотрудничества с Ираном. На постсоветском пространстве они энергично пытаются усилить экономическую и политическую интеграцию, особенно в отношении Украины и Грузии. Стратегические вооружения при президенте-силовике будут поддерживаться на прежнем уровне и модернизироваться».

Прогноз оказался пугающе точным. Что предсказал Бреммер? Войну с Грузией; нынешний антизападный поворот; усиление связей с Китаем; агрессию на Украине; модернизацию вооружений. О последней и поговорим.

Олигархическая верхушка России по версии

Олигархическая верхушка России по версии «Минченко консалтинг».

2011 год. Министр финансов Алексей Кудрин уходит в отставку из-за несогласия с программой оснащения армии до 2020 года. Объем программы – 20 трлн рублей. Вместе с повышением довольствия военным и перевооружением ВПК – более 30 трлн рублей, почти триллион долларов (!), или 50% всего российского ВВП. Эти фантастические цифры были победой силовиков. Создается что-то вроде двойной спирали воровства: деньги сначала прокручиваются в нефтегазовом секторе, оседая в нужных карманах, а потом поступают в ВПК, где пополняют еще несколько раскрытых кошельков. Оба сектора экономики контролируются государством в лице все той же группы силовиков. Нужно ли добавлять, что вся 30-триллионная авантюра экономически невыполнима и ведет к катастрофе? Потому и ушел Кудрин.

Итак, решение о выделении силовикам триллиона долларов принято. Осталость сделать его политически неотменимым.

В Москве и других крупных городах проходят митинги за честные выборы. Мы привыкли считать консервативный поворот, все более явный с 2012 года, ответом на массовые протесты. Но это не совсем верно. Тогда, в 2011 году, реакция власти на митинги еще не была предопределена. Но силовики воспользовались моментом, чтобы продавить репрессивную, конфронтационную политику, воспользовавшись протестами как поводом.

Потом была Украина, страх Майдана в России, и снова стратегическая победа силовиков – Крым, а затем «гибридная» (сейчас не такая уж гибридная) война на Донбассе.

Считалось, что российский правящий класс не станет идти на эскалацию отношений с Западом, опасаясь за свои заграничные активы и счастливую старость где-нибудь в Ницце. Оказалось, что это не так. Но это не значит, что у внешнеполитической агрессии силовиков нет экономических мотивов.

Прежде всего, 30-триллионную программу перевооружения ВПК теперь попросту невозможно отменить. Как сказал Рогозин, «американцам уже не остановить программу перевооружения армии и флота России». Пока Путин у власти, он будет врагом Запада, а значит, от Запада нужно защищаться. Хорошо, что эта благородная цель еще и позволяет нужным людям заработать несколько десятков, а то и сотен миллиардов долларов. Капиталист, как известно, пойдет на все ради 300% прибыли, а российский силовик-«политический капиталист» – ради отката таких чудовищных размеров.

Воровать в российской армии и ВПК любят и умеют. Это, собственно, не отрицает и курирующий ВПК Рогозин, который то обещает «железной рукой» побороть всю коррупцию до конца, то признает, что ее уровень несмотря ни на что зашкаливает. В 2011 году прокуратура официально заявила, что в оборонке воруют каждый пятый бюджетный рубль. Минобороны занимает почетное первое место в рейтинге коррумпированности министерств, подготовленном «Новой газетой». Эксперты рейтинга замечают, что в сфере военных разработок, исследовательских и конструкторских работ «можно спокойно класть себе в карман до 90% и более государственного финансирования».

Далее, геополитические авантюры Путина создают прямые возможности заработать. Мост через Керчь будут строить Ротенберги и Тимченко. Стоимость строительства – 247 млрд рублей. Можно не сомневаться — смета, как всегда, «непредвиденно» вырастет в несколько раз. А ведь это только часть Федеральной целевой программы помощи Крыму.

Уровнем ниже находится российский бизнес, ожидающий усиления государственного протекционизма и возможности хорошенько заработать на населении, лишенном выбора. Очевидный пример – АПК. Еще в 2003 году Павловский писал, что часть среднего бизнеса с готовностью переориентировалась на группу силовиков. Понятно, что и сейчас его значительные сегменты рассчитывают выиграть, а не проиграть от новой «холодной войны».

В 2007 году американский политолог Дэниел Трейсман заметил, что «силовархии», т.е. олигархии силовиков вроде российской, не всегда бывают экономически неуспешными. Тем не менее, именно такой является Россия. В 2014 году ее ждет нулевой экономический рост или даже рецессия. И это при высоких ценах на нефть и в период восстановления мировой экономики (а не в острую фазу мирового кризиса). Российская экономика споткнулась на ровном месте. Это означает, что политический капитализм, созданный силовиками, достиг пределов роста. Нас ждет углубление экономического кризиса, сокращение расходов на образование, науку, здравоохранение и культуру, антисоциальные меры вроде недавней повторной экспроприации пенсионных накоплений (когда отнимать будет нечего, просто сократят пенсии или повысят пенсионный возраст).

Население России оказалось в двойной ловушке. Наступило время чудовищных милитаристских авантюр, выкачивания из экономики последних соков. Империалистические войны прошлого велись за новые рынки сырья и сбыта, нынешние необъявленные войны – за военные и инфраструктурные «распилы».

Но режим не может существовать бесконечно в состоянии экономической стагнации или рецессии. Однако и после конца режима – это вторая ловушка – Россию не ждет ничего хорошего. Очевидно, что Запад сделает все возможное для того, чтобы новой порцией неолиберальных рецептов окончательно демонтировать российскую промышленность. На Россию будет оказано беспрецедентное давление с целью реализовать самые жесткие программы международных финансовых институтов, повторится ситуация 1990-х, но уже без советского наследия, на котором можно паразитировать. Кто сумеет этому помешать? Националисты, которые придут к власти вместе с либералами, если население продолжит молчать?

Отношения власти и населения напоминают грубый бихевиористский эксперимент. Олимпиада и Крым оказались эффективными стимулами, вызвав удачную для власти реакцию – резкий рост рейтинга. Но эта готовность лишь реагировать на стимулы делает население совершенно беззащитным перед стимулами другого рода: возможными шоками, которые его полностью дезориентируют – шоком серьезного экономического кризиса, шоком краха путинского режима. Единственный шанс – в том, чтобы перехватить инициативу. Население России само должно стать шоком для власти, всерьез решившей бесконечно зарабатывать на поте простых людей и крови невинных.

Илья Матвеев – исследователь, преподаватель.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments