gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

У нас чиновник - средний класс. А у вас?

Вот сформируется средний класс и поведет страну в нужную сторону к светлому будущему,  думали реформаторы 1990-х годов. По их разумению, должно было вырасти сословие свободных людей, предпринимателей, высококлассных специалистов. Людей, которые должны отстаивать свои права, контролировать власть.

И вот средний класс вырос. Согласно исследованию Института социологии Российской академии наук уже 42% жителей страны можно отнести к этой группе. А где же светлое будущее?

ИЗНАНКА НЕФТЕДОЛЛАРА

Цифра 42% внушает оптимизм. Когда почти половину страны можно отнести к среднему классу - это вполне европейский показатель. Но дьявол кроется в мелочах. Согласно исследованию 68% от среднего класса трудится в госсекторе. Получается, основа среднего класса - это бюджетники, чиновники, госслужащие. И вот это совсем не европейский показатель, где середнячки - это в основном частные предприниматели, бизнесмены, ученые, медики и врачи, но работающие в негосударственных структурах.

- В последние годы бюджетникам сильно повышали зарплату. Учителя и врачи не входят в средний класс по своим доходам, а вот офицеры или эмчеэсовцы еще как входят, - комментирует Никита Масленников, советник Института современного развития. - Да и госсектор постоянно увеличивается. По оценкам наших экспертов, 50% ВВП страны - это госсектор. А по данным Международного валютного фонда, эта цифра достигает 68%.

Но как же так получилось? Середина 1990-х хоть и вошла в сознание людей как время бедности и бардака, но тогда частное предпринимательство набирало обороты. Все старались торговать, открывать свои фирмы. Государство особо не помогало, но и не сильно мешало. Других проблем было много - долги казны росли каждый день. Бизнес, пусть и дикий, искал пути для роста. Быть предпринимателем было модно и перспективно.

С начала 2000-х ситуация изменилась: нефть начала дорожать, казна пухнуть от долларов.

- За последнее десятилетие прошлого века Россия заработала от продажи нефти $200 млрд., а с 2000 по 2010 годы - $2 трлн., - приводит цифры Масленников. - И у этого нефтедолларового дождя оказалась своя изнанка - зачем преобразования, если есть много денег?

Зарплаты бюджетников стали расти, повысились и социальные траты.

- Чтобы квалифицированные рабочие не уходили в госструктуры, частному предпринимателю тоже приходилось повышать зарплаты, - говорит директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. - Делали это не потому что предприятие стало производить больше, а потому что в госсекторе выросли зарплаты. Гонка привела к тому, что у предпринимателей выросли издержки, им стало сложнее существовать. А чиновники, начав получать больше, эффективнее работать не стали, это признают и сами чиновники. На масштабах коррупции это тоже не сказалось.

ПОКОЛЕНИЕ ЧИНОВНИКОВ

Параллельно с этим повышался и статус госработника. Опросы абитуриентов показывали: большинство из них хотят стать чиновниками или работать в госкорпорациях. Тернистая тропа бизнеса привлекает единицы.

- Дело в том, что за креслом чиновника подразумевается не только и не столько зарплата, сколько преференции и доступ к коррупционным схемам, что сулит гораздо большие блага, - говорит Никита Масленников.

- Мы уже много лет говорим о проблемах бизнеса, о несвободах, бюрократических препонах, коррупции, - напоминает Игорь Николаев. - Это не разговоры на ровном месте. Много лет малый и средний бизнес не развивается, а выживает с переменным успехом. А ведь именно эти люди должны быть основой среднего класса.

В результате выросло поколение не бизнесменов, а поколение чиновников, которые живут в том числе за счет того, что «кошмарят бизнес». А в прошлом году, после повышения единого социального налога, в стране закрылось более полумиллиона частных предприятий.

ЗАЧЕМ ЛУЧШЕ?

Кто-то может сказать: такой у нас средний класс, ну и что? Почему мы должны ориентироваться на Запад?

- Проблема в том, что такой средний класс слишком зависит от государства, - объясняет Игорь Николаев. - Есть в бюджете деньги - есть они и у среднего класса. Упадут цены на нефть - средний класс превратится в малоимущий класс. Люди, которые добились своего положения собственным трудом, и те, кто на них работает, - вот кто должен быть опорой экономики.

Еще один нюанс, который тревожит социологов, - отсутствие самообразования (то, что сейчас модно называть инвестициями в человеческий капитал), точнее, его очень низкий уровень. Согласно опросам за 10 лет людей, которые посвящают свободное время повышению квалификации или приобретению новых навыков, стало в два раза меньше. Если в 2003 году 31% представителей ядра среднего класса в свободное время работали над собой, то в 2014 году - только 15%.

- А зачем чиновнику учиться? - задается риторическим вопросом Никита Масленников. - В госорганах не зарабатывают зарплату, а получают ее. Стимула для повышения квалификации нет. Нет требований, повышенных нормативов. Зачем напрягаться?

Одним из главных критериев успеха россияне называют «наличие связей».

ГЛАВНОЕ - СТАБИЛЬНОСТЬ

По идее средний класс должен отличаться от всех остальных слоев общества стремлением к лучшему. Именно эти люди, удовлетворив основные потребительские инстинкты, должны замечать плохое в стране и стараться это менять. Институты гражданского общества, работа в общественных организациях и прочие вещи, которые в России считаются пустым звуком. Да и как будут работники госсектора критиковать и пытаться исправить самих себя?

- Говоришь иногда с работниками госкорпораций, а они и сами не понимают, за что им платят такие огромные деньги, - комментирует Никита Масленников.

В любом случае суждения среднего класса об экономике, политике должны отличаться от основной массы людей.

На деле оказалось совсем иначе. Например, по политическим воззрениям 49% ядра среднего класса считает, что «России необходима твердая рука». В целом по стране за жесткий подход выступает 59% населения. Еще больший процент выступает за стабильность: примерно 70% и среднего класса, и остального населения. Радует, что хотя бы 50% граждан согласны, что демократические ценности должны быть превыше всего. По мнению экспертов, это говорит о страхе перед прошлым (1990-е годы). При этом большинство представителей среднего класса (62%) никакого участия в политической жизни в стране не принимают.

ВОПРОС - РЕБРОМ

Что делать?

Качество среднего класса - это как лакмусовая бумажка для экономики, считают эксперты. И пока этим результатом гордиться не приходится.

- Я надеюсь, что в ближайшее время ситуация начнет меняться, - говорит Никита Масленников. - Власти видят стагнацию в экономике. Если власти хотят повысить производительность труда, а сейчас стоит эта задача, им придется менять и модель экономики. Создавать высококвалифицированные рабочие места, а главное - создавать условия, чтобы такие предприятия появлялись.

С тем, что структуру экономики нужно менять, согласен и Игорь Николаев.

- Рецепты просты и банальны, - говорит он. - Повышать конкуренцию. Чтобы для успешного бизнеса нужно было бы уметь эффективно работать, а не иметь блат у губернатора. Чтобы что-то делать своими руками и умом было модно, чтобы предпринимательскую инициативу не прихлопывали как назойливую муху, а создавали бы условия. Когда все это будет, можно посмотреть, как изменится средний класс.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments