gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Противостояние в «Новом Регионе» – «ноу-хау», которое использовал Владимир Путин в Крыму

Официальная Москва превращает СМИ в рупоры пропаганды против Киева посредством подкупа, шантажа и угроз. Информационная война проявляется не только в трансляции лживых новостей о кровожадных «правосеках» и «бандеровцах». Всех, кто позволяет себе иную точку зрения внутри России, пытаются лишить бизнеса, возможности говорить правду. «Новый Регион» – одно из ведущих российских агентств, власти попытались расколоть путем подкупа и угроз в адрес основных редакций, начиная с Крыма и Екатеринбурга. Но обновленный «Новый Регион» теперь с корпунктом в столице Украины продолжит освещать события, в том числе и российские. Об этом в интервью рассказал Александр Щетинин – основатель агентства «Новый Регион», медиа-менеджер, который стал одним из первых среди русских, поддержавших украинскую революцию на Майдане.

«Новый Регион»: Александр Константинович, сегодня на украинском медиарынке активно обсуждают произошедшее с «Новым Регионом». Для многих не понятна ситуация, когда целый ряд редакций в Крыму, Екатеринбурге, Москве вдруг заявили о том, что они не с вами. Киев и Балтия продолжают активно с вами работать. Что на самом деле произошло с агентством?

Александр Щетинин: Причиной послужили не частные события, а глобальный водораздел, произошедший в мире. Катализатором всего этого стал Майдан. Нынешнее руководство России видит в украинских событиях большую опасность для себя. Поэтому оно пошло на использование наиболее низменных инстинктов человека, чтобы сохранить власть как можно дольше. Если на киевском Майдане я видел много благородного, то в России всё наоборот. Люди, работающие в российских медиа, подвергаются не только давлению, но и подкупу. На Юго-Востоке Украины Россия ведет информационно-террористическую войну нового поколения. Медиа в ней играют главную роль. И противостояние в «Новом Регионе» – это именно то «ноу-хау», которое использовал Владимир Путин в Крыму, а потом на Юго-Востоке: угрозы, шантаж, подкуп.

Почему российские журналисты занимаются этим? Они искушаются деньгами, подвергаются психологическому давлению. Кроме того, они не представляют, что происходит за пределами РФ. Я говорю совершенно серьёзно – многие просто не представляют! Но точно также в России есть огромное количество людей, которые не поддаются пропаганде, на них не действуют угрозы, они не продаются. Если грубо провести водораздел, то люди, выезжавшие за пределы России, которые были в Украине, ездили в Европу, а не просто на пляжные курорты и места общего сбора россиян, например, ту же Турцию, таких очень сложно сломать. Они видят, знают, что мир развивается.

Если говорить про Украину, то именно Украина – вторая крупнейшая славянская страна в мире. Это же очень важно. И здесь понимают, что лучше идти по европейскому пути, чем играть в короткие игры: взять деньги сегодня, чтобы обеспечить семью только на три ближайших месяца или максимум год. А в России другой перспективы нет. И очень многие ломаются. Не все, но количество людей, работающих в медиа-среде и сломавшихся, огромно в России.

В Москве или Санкт-Петербурге можно удерживаться, зарабатывать за счет рекламы, но за пределами столиц совсем иная ситуация. Это произошло не сейчас, а еще пять-семь лет назад. Внутреннего рекламного рынка в регионах нет, единственные деньги, которые могут получать СМИ, это средства от органов власти. Это деньги за обслуживание органов власти и монополий. Если ты хочешь жить, то ты должен участвовать в конкурсах на обслуживание власти, которые к тому же ещё и непрозрачны. Они все организуются нечестно, под определённого игрока информационного рынка, поэтому нужно вникать в рынок взяток, откатов. Поэтому там есть только один выход: обслуживать власть и государственные монополии. Выдерживают немногие, но такие журналисты в России есть. Например, шеф-редактор «Ура.ру», а ныне Znak.com Оксана Панова прошла через уголовные дела, сейчас она под подпиской о невыезде. Держится она, ведь она личность, знает, как устроен этот мир. Многие же в более лёгкой ситуации сразу ломаются.

«Новый Регион»: Вы лично для себя приняли решение, что «Новый Регион» не будет ломаться, не будет обслуживать государственные монополии России? В Украине вас знают, как одного из первых россиян, который открыто поддержал Майдан. Хотя ещё несколько лет назад у вас была абсолютно противоположная позиция. Ваши же оппоненты в России продолжают обвинять вас, называя «правосеком», «бандеровцем». Что произошло? Почему ваше восприятие и оценки так поменялись, в том числе в отношении Украины?

Александр Щетинин: В 2004 году, когда я начал работать в Украине, сначала это был Киев, а потом Крым, я не воспринял ценности Оранжевой революции. Оранжевые ленточки не отражали сути нации. Тогда это был политический пиар-ход. Тогда я был против. Точно также я был критически настроен к российской «революции» 2011 года с её массовыми митингами на Болотной, потом на Сахарова. Они не могли привлечь много сторонников. Затем всё это зашло в полный тупик. Именно поэтому даже нарицательно революция стала «Болотной». Она не могла быть естественной. Возможно, это только начало новой России.

Украина же прошла долгий путь. Здесь была и «Украина без Кучмы», и Оранжевая революция, потом наступил Майдан 2014 года, потрясший весь мир. Россию, безусловно, он тоже потряс. И я уверен, что Россию ждёт нечто подобное. Это – логика развития событий. Мои изменения, мой рост происходил аналогично. Я рос точно так же, как росла Украина. Хотя я не жил здесь постоянно, приезжал сюда, уезжал в командировки, но считаю Украину своим домом, считаю Киев домом. Я много ездил в другие страны, но я сделал свой выбор, определился. Как любой другой выбор, он произошел у меня лавинообразно. Увидев воочию происходящее в Киеве в ноябре 2013 года, я понял, что это лавина. Тогда и у меня просто «сносило» многие представления, ломало некоторые мои установки. Я не жалею и даже рад, что все произошло достаточно стремительно.

«Новый Регион»: Почему сейчас ваш дом Украина, а не Россия? В России вы подвергаетесь угрозам, политическому преследованию, учитывая ваше отношение к украинским событиям? Такие угрозы поступали от российских властей? Именно поэтому вы решили принять украинское гражданство?

Александр Щетинин: Украинское гражданство я решил принять, поскольку славянские ценности этого государства были всегда мне близки. То, что не реализовалось в России, имеет все перспективы и шансы в Украине. В этом отношении я полностью последователен. Я сохранил свои убеждения, поменяв страну. Многие же сделали в России наоборот: поменяли свои убеждения, не меняя страны.

Что же касается угроз в РФ, то напомню, в политическом процессе я достаточно давно. Еще с 87-го года, с советских времен, начиная с перестройки. Тогда были подпольные, полуподпольные кружки, клубы, в которых я участвовал, которые организовывал. Точно также тогда меня и моих близких предупреждали об опасности. Сейчас это происходит так – с тобой встречаются люди, которые предлагают: «Давай, Александр, меняй позицию, или уезжай!». В 91-м году, когда многие пришли в политику, я из неё, неформальной полуподпольной политики, как раз ушел, ушел в журналистику. Происходящее тогда, методы давления и угрозы, – все это есть и сейчас. Только тогда уезжать не предлагали.

Тогда в конце 80-х еще не покупали, а просто тупо запугивали и арестовывали. Сейчас дают понять, что могут быть проблемы, неприятности, а затем пытаются купить. В первую очередь сейчас в России предлагают деньги. А к ним у меня полный иммунитет, я перешагнул через искушение деньгами. Поэтому, когда со мной встречались те или иные люди, представляющие вполне определённые структуры, все они связаны были с Кремлем, я отказывался от этих денег. Почему? Я смог устоять и перед давлением психологического характера, мол, будут проблемы с вашей семьей. Выстоял, ведь помню, как все развивалось в 80-е и 90-е. Тогда мои оппоненты и те, кто меня запугивал, потом извинялись.

Я помню, как просыпался утром перед первым нашим митингом в сибирском Новокузнецке, а рядом с моей кроватью стоял КГБшник. Он меня будил. Тогда я удивился, как он вообще попал в квартиру! Он вежливо попросил выйти из квартиры. Рядом с подъездом стояла черная «Волга». Мы сели в неё, заехали за угол, тут же за углом в машину на ходу прыгнул секретарь по идеологии компартии моего Новокузнецка. Сразу начался разговор: «Или ты, Александр, сделаешь, чтобы митинга не было, или за последствия мы не отвечаем!».

Тогда я устоял, хоть был ещё такой маленькой «шестереночкой» в общем механизме. Затем произошли изменения, не стало СССР, они не закончились до сих пор. Они впереди у России. Я хорошо понимаю, что поддайся я сейчас искушению, потом всё равно будут эти изменения. Они происходят не по воле субъектов, это – объективный процесс истории. Как я потом буду смотреть в глаза своим детям, близким? Плюс я давно состоявшийся и состоятельный человек: у меня есть квартира, у моих дочерей есть, у взрослого сына тоже, есть дом на Пхукете. Я всё это заработал сам. Совершенно не понятно для меня, зачем больше денег?

В России сейчас восторжествовал культ «золотого тельца». Я был поражен, когда побывал в последний раз в России. Из каждого угла, каждого «утюга» слышно: «бабло-бабло-бабло». Деньги – сейчас главный культ в России. Но для меня это не культ, я и так состоявшийся человек. Поэтому я свободен в том, как распоряжаться своей судьбой и позицией. Я верю, что в России будут такие же изменения, как в Украине. Да, в Украине не все благополучно. Это самое начало. Но я вижу, как здесь события развиваются. Развиваются правильно, как я считал всю свою сознательную жизнь. В России не будет по-другому, будет точно также.

«Новый Регион»: Если вернуться к внутренней ситуации в «Новом Регионе», то произошедшее с расколом агентства, это результат последовательной операции российских властей против вас? Мало того, мы видели, как ряд редакторов коррпунктов, многих из них вы, не побоюсь сказать, кормили из рук, научили работать, зарабатывать, сейчас вас предали. Они поддались искушению всё тем же «баблом»? Выглядит все так, что «Новый Регион» – успешный бизнес и медиа-проект подвергся рейдерскому захвату? Этих людей, которые руководили агентством в Крыму, Екатеринбурге, Москве, купили?

Александр Щетинин: Купили, и я точно знаю, кто купил и при каких обстоятельствах. Знаю, кто и сколько получил «бабла», как они говорят. Сначала был Крым. Задолго до произошедшего меня предупреждали: «Ты не боишься потерять Крым? Твоих людей покупают». Я считал, что люди, которых я воспитал, должны сами принять решение. Если они уйдут, то это их решение. Прошло уже полгода, но я никак не комментировал эту ситуацию. Теперь я говорю то, что знал и раньше – их купили.

Как показали последующие события с другими редакциями, всё происходит по одному и тому сценарию: изначально поступают угрозы мне, затем происходил уход людей. Пока что мы говорим о редакциях Крыма и Екатеринбурга, возможно, сейчас и Москвы. Везде был один сценарий. Когда уходят люди, должна соблюдаться какая-то цивилизованная процедура. Её нужно соблюдать. Как минимум нужно сдать печать, документацию, рекламный рынок, деньги, кассу! Тут же все два ухода сопровождались тем, что люди не сдавали печать и кассу, они просто прикарманивали деньги. А деньги немаленькие для нашего информационного агентства, которое разбросано по многим странам, не только по СНГ.

Для цивилизованного развода это как минимум странно, когда люди просто ушли, украв деньги. После решения редакции Крыма, после аннексии Крыма и проведения нелегитимного «референдума», ко мне вновь поступило предупреждение. На этот раз от Валерия Аксенова – отца нынешнего «премьера» Крыма Сергея Аксенова, известного в уголовных кругах по кличке «Гоблин». Я получил от него письмо. Он писал мне: «Ну, что? Крым потерял? Скоро мы у тебя всё заберем!». Я ему ответил: «попробуй», добавив несколько непарламентский ответ.

Эти люди не любят, когда по отношению к ним используют такие непарламентские выражения. Уже во время событий на Юго-Востоке на меня вышел ещё один человек через электронную почту. Он вновь предложил определенную сделку. Меня точно также предупредили: «Потеряешь всё, но ты же талантливейший медиа-менеджер, ты не хочешь вступить в переговоры, чтобы спасти бизнес?». Но он точно также был послан. Потому что «спасти бизнес» – это предать киевлян, которые стояли на Майдане.

Все эти действия координируются из единого центра. Он обширный. Это не только пришедшие к власти в Крыму выходцы из крымского криминалитета. Это многие другие люди в Москве и Екатеринбурге, которые считают меня предателем идеи русского национализма, империализма. Но дело в том, что я никогда не ставил знака равенства между этими понятиями. Наоборот, я считаю, что эти понятия противоположные. Это совсем отдельная тема. Мне многие хотят отомстить. Пусть попробуют. Борьба не закончена, она только начинается. Мне передают: «Найдем тебя и в Киеве!». Хотя я ни от кого не скрываюсь, я езжу по миру, в Россию…

У меня нет охраны, я хожу по Москве, понимаю все риски, бываю в регионах России, где риски ещё больше. Я так воспитан с детства. Ещё поборемся! Я уверен, что тот, кто борется, имеет всегда преимущество перед теми, кто просто послушно складывает лапки.

«Новый Регион»: Что теперь будет с «Новым Регионом»? Российская редакция заявила о том, что осуществит ребрендинг, по сути, у них будет новый проект. Остались Киев и Балтия. Что будет дальше?

Александр Щетинин: Обновится и российская лента, а также лента международных событий. Сейчас база «Нового Региона» находится в Киеве, где у меня редакция из сплочённых единомышленников, где у меня огромное количество друзей. Киев сейчас стал центром притяжения русского мира. Но не того «русского мира», о котором говорит Путин, а о котором всегда говорил я. Этот мир неразрывен от Украины. Это мир, который не считает себя «старшим братом» по отношению к Украине. Это мир, который понимает, что при всем сходстве, мы разные, русские и украинцы – разные. Но просто в России очень многие об этом даже не задумываются. Они, например, ещё больше чем украинцев ненавидят поляков. Но они не знают о том, что лексически русский язык ближе к польскому, чем к украинскому языку. Россияне просто не понимают этого, не верят, когда я им об этом рассказываю. Я давно уже про таких россиян говорю – «живут в лесу, молятся колесу».

В Украине находится много людей из России. Поэтому редакция обновленного «Нового Региона» со штаб-квартирой в Киеве будет намного сильнее, чем редакция со штаб-квартирой в Москве. Но мы продолжим освещать ситуацию в России, ведь там очень много событий, которые не освещаются из-за закрытости и не прозрачности страны. Мы собираемся освещать эти события, у нас там будут корреспонденты. Единомышленников у нас в России огромное количество.

Хочу, чтобы в Украине тоже знали, что лжесоциология Путина о том, что 70% россиян поддерживают агрессию, вторжение в Украину, не отвечает действительности. Социология стала манипулятивным инструментом. Путинский режим использует социологию и медиа по полной программе. Но на самом деле ситуация совсем другая. Нам показывают только позицию агрессивного меньшинства в России, как я его называю. На заре перестройки перед распадом СССР было агрессивно-послушное большинство. Сейчас в России – агрессивно-послушное меньшинство. Но оно настолько агрессивно, что в телевизионной картинке это всё приумножается, подаётся, как выражение воли русской нации. Это совсем не так. Люди сидят у себя на кухнях, они недовольны, они не хотят войны с Украиной. Но они не могут выйти на улицу, ведь они там встречают страшную агрессию, которая часто заканчивается рукоприкладством. Но со временем закончится и это. Нормальное большинство в России всё равно возьмёт верх. Украина служит нам всем примером.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments