gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Паранойя становится частью государственной идеологии

В День Победы палатку на Пушкинской, торгующую горячими сосисками, украсили портреты Путина. Владимир Владимирович, весь в черном, разместился на белой футболке с логотипом «Армия России». На другой футболке сгруппировались «Вежливые люди».

Разомлевшая от сосисок и ответственности продавщица нахваливает товар: «Качество отличное, недорого, всего 500 рублей. Я себе тоже купила». Она рванула халатик, и на ее груди заколыхались уже два героя — Путин и Шойгу, оба почему-то в колониальных шлемах. «Хочу такую же», — закапризничала я. «Такой больше нет, — поджала губы продавщица и тотчас проявила бдительность: — А чем вам Путин нехорош?» «В непроницаемых темных очках он похож на американского шпиона», — разоткровенничалась я. Повелительница хот-догов задохнулась от гнева.

Любишь ты или недоволен президентом - но во всем надо знать меру. Такой угарный квасной патриотизм только дискредитирует лидера.


Чуть раньше от гнева задохнулся Борис Корчевников, хотя он приторговывал не сосисками и даже не футболками, а «Евровидением». В студии «Прямого эфира» музыкальные критики осмелились не восхищаться до пены на губах сестрами Толмачевыми. Корчевников немедленно обнаружил в критиках антипатриотизм. Вообще, трудно переоценить вклад третьестепенного песенного конкурса в формирование национального самосознания россиян. «Евровидение» еще со времен участия в нем Пугачевой в 1997-м стало для обновленной России тестом на любовь к родине. Страна огромная поднялась, когда Примадонна заняла всего лишь пятнадцатое место. И напротив — победа Димы Билана приравнивалась к полету Гагарина в космос. Торжествующие массы ринулись на улицы. Они несли плакат «Славяне, вперед!» и опрокидывали встречных старушек, которых накануне, 9 Мая, щедро одаривали гвоздиками.

Тринадцать лет страна под руководством вождей рвалась в Европу. Сопричастность к конкурсу можно было трактовать как попытку избавления от родового ощущения маргинальности. Сегодня концепция изменилась. Россия уже не Европа, а отдельная цивилизация. Так почему же Корчевникова и его гостей так пучит от патриотизма?

Если из горячечного бреда «Прямого эфира» можно выделить магистральные темы, то вот они. В эти дни на передовой — Путин и сестры Толмачевы. Экологически чистые девочки заразят Европу целомудрием. Бородатая победительница «Евровидения» Кончита Вурст из Австрии знаменует конец Старого Света. Вокруг передовой топтались знакомые все лица — Жириновский с Митрофановым, Милонов с Разиным, поэт Резников с певицей Рюминой. Блистали сестры Зайцевы (есть и такие эстрадные дивы): «Мы гордые, что у нас такие замечательные спортсменки». Аборигены подобных шабашей существуют в параллельной реальности. Зайцевы еще не оправились от Олимпиады, но, прожив рядом с Корчевниковым почти сутки, спохватились: «Девочки очень похожи на нас, вы несете знамя победы».

Знамя победы в надежных руках. Остается один вопрос: как получилось, что паранойя стала частью государственной идеологии? Бородатая женщина возбудила гостей студии до состояния невменяемости. Звезда госканала Корчевников объявил: победа Кончиты — это реквием по Евросоюзу, ибо из нее вырывается пламя апокалипсиса. Лидер парламентской партии Жириновский пожалел, что советские войска спасли Австрию вместо того, чтобы ее разгромить. И неожиданно, кажется, даже для себя добавил: «Донбасс будет русским». Как и положено параноикам, все дружно постановили: Кончита победила назло русским. Шабаш патриотов открывала гордость великороссов — лесбийская группа «Тату» с хитом «Нас не догонят», а закрывал видеоряд скромно молчащий в углу Сергей Зверев. Отечественная бледная тень австрийской Кончиты удивленно хлопала глазками.

Патриотический угар равен угару милитаристскому. 9 Мая целый день крутят парады в Москве и Севастополе. Замышлялся двойной День Победы — общий и личный, путинский. Народное ликование эффектно оттеняет строгость и сдержанность победителя. А в ящике — все та же попса в гимнастерках с фальшивыми орденами. Концерт, освященный присутствием неразлучных Путина с Шойгу, содержит одну новацию — вдохновенное исполнение военным хором песни «Артиллеристы, Сталин дал приказ».

Внесла свою лепту в торжество и Елена Ваенга. Ее сольный концерт начался угрожающе. Во всю ширь экрана растянулся плакат «Родина-мать зовет!». А на сцене — та же Родина-мать, только уже в обличии Ваенги. Глаза расширены, кулаки сжаты, ярость благородная вскипает, как волна. Притихшие ветераны испуганно молчат. Они еще долго приходили в себя от такой «Священной войны».

После майских каникул стали подтягиваться к передовой и депутаты. Первым делом правящая партия устами своего ясноглазого депутата Ольги Баталиной заявила: Россия должна бороться с новыми нравственными ориентирами Европы, заданными «Евровидением». Народные заступники даже не заметили, что при голосовании телезрителей третью позицию в рейтинге бородатой Кончите обеспечила именно наша страна. Впрочем, пусть лучше занимаются вокалом, чем Украиной.

Итак, политическая демагогия обернулась паранойей. Слова стремительно обесцениваются. Язык не описывает реальность, а программирует ее. Все называют друг друга фашистами, к 70-летию Великой Победы других в стране просто не окажется. Филологи знают: пока явление не названо, его не существует. Не то теперь: явления еще нет, а этикетка уже есть, этикета нет. Если еще два месяца назад сводки с фронтов на федеральных каналах шли под грифом «массовые беспорядки», то сегодня их сменили «карательные операции», «геноцид», «терроризм». Не только Путин с сестрами Толмачевыми, но и любой медийный человек ощущает себя на передовой.

Один из самых запоминающихся плакатов на первомайской демонстрации несли сотрудники Архангельской клинической психиатрической больницы. «Поможем Путину!» — уверенно обещали профессионалы из Архангельска. Вся надежда теперь только на них.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments