gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Избирательная система России: Шаг вперед, два шага назад

Как известно, одним из видимых результатов протестов 2012 года стала так называемая либерализация избирательного законодательства. В частности, в результате реформ для регистрации партии оказалось достаточным собрать со всей России хотя бы 500 членов будущей организации и зарегистрировать их соответствующим образом. Тогда оппозиция по инерции приписала эту заслугу Дмитрию Медведеву, поскольку положительное упоминание Владимира Путина как тогда, так и сейчас, является тяжелейшим грехом. Не удивительно, что когда эти нововведения начали корректироваться — то по воле Кремля, то по инициативе парламентских партий, Путина обвинили в контрреформах для укрепления своей тирании. Тем не менее, еще на этапе обсуждения упрощенной регистрации партий многие эксперты указывали, что это не приведет к какому-либо ощутимому эффекту. Но «болотникам» было принципиально важно приписать себе хотя бы одну победу, ведь в обратном случае, все их митинги и шествия оказались бы пустой и никому не нужной затеей.

После бурных 1990-х годов правящая элита принялась за упорядочивание политической системы страны. В частности, укрепление вертикали власти было непосредственно связано в зачисткой политического пространства от любого независимого волеизъявления. Следует отметить, что в целом россияне достаточно спокойно отнеслись к ущемлению своих прав, так как развал СССР и последующая социально-экономическая деградация вызвали в них стойкое отвращение к действующим демократическим институтам. В то же время советское прошлое приучило людей к патернализму, поэтому многие наделись, что за усилением государства последует рост благосостояния всех россиян, а не только олигархической верхушки.

Но надеждам не суждено было сбыться. Какое-то время социально-экономические противоречия удавалось нивелировать за счет высокой цены на нефть. Однако чем больше страна опиралась на сырьевой сектор, тем больше разрушалась остальная экономика. По мере роста недовольства действующими властями, у народа усиливается стремление получить других руководителей. Хуже того, в условиях «управляемой демократии» россияне могут прибегнуть к силовому захвату власти, решив, что выборы нужны только для легитимации действующего режима. Понимая возможные перспективы, Кремль, очевидно, решил предпринять небольшой маневр, позволив гражданам на практике познакомиться с демократией, чтобы доказать им — никакой реальной альтернативы его правлению нет.

Может быть, одно из самых распространенных определений демократии гласит, что она является ничем иным, как волей большинства с учетом мнения меньшинства. В принципе это довольно лаконичная и точная формулировка, однако когда теория сталкивается с практикой, то претерпевает ряд серьезных изменений. Непременным атрибутом демократии являются выборы, но для участия в них, как и тысячу лет назад, от кандидатов требуется обладать определенными финансовыми возможностями. Например, средства необходимы для поддержания работы аппарата партии, рекламной компании, работы со СМИ — высокая узнаваемость кандидата является одним из условий его победы в предвыборной гонке.

Периодически мы можем слышать, как лидеры партий или представители экспертного сообщества говорят, что для функционирования отделений какой-нибудь небольшой партии по всей стране необходимы миллионы долларов в год. Позволить себе выделить такие суммы на общественно-политическую работу могут только самые богатые граждане России, но без сети своих представительств в регионах говорить о всероссийском масштабе партии нельзя. Также необходимо подчеркнуть, что это партия совсем не обязательно сможет пробиться даже в региональное законодательное собрание, не говоря уже о Госдуме. Фактически бизнес вкладывает огромные деньги в предприятие, которое едва ли окупится, зато в случае успеха сможет озолотить своего благодетеля.

Кроме того, реальность современной России такова, что все крупные предприниматели находятся в прямой зависимости от воли государства. Это зависимость построена на целой паутине из коррупции, бюрократии, силовиков и не менее влиятельных конкурентов по бизнесу. Государство одновременно выступает и как судья, и как рэкетир. Разумеется, что в этих условиях, даже обладая необходимой суммой для финансирования политической организации и соответствующим желанием, ни один предприниматель не отважится на это, не заручившись предварительным согласием представителей правящей элиты.

Конечно, получать финансирование можно и из альтернативных источников, однако подавляющая часть из них впрямую нарушает уголовный кодекс России. Но партиям, которые разрывают навязываемые государством условности, безразлично, признают их или нет, вопрос власти для них гораздо важнее. Понятно, что в современной России нет ни такой организации, ни людей, способных ее создать — на это годами работала вся репрессивная государственная машина.

До определенного момента партия «Альянс зеленых и социал-демократов», казалось, опровергала утверждение. В частности, ее лидеры неоднократно утверждали, что хотят заниматься честной политикой, избегая крайностей, но не забывая об интересах своих избирателей. Партию финансировали крупные бизнесмены и общественные деятели, в том числе Олег Митволь и Глеб Фетисов. Среди всех созданных после реформы избирательного законодательства партий, они добились, пожалуй, самого большого успеха — члены партии вошли в ряд региональных заксобраний и планируют посоревноваться на выборах Мосгордуму. При этом их депутаты не являются такими раскрученными персонами, как Алексей Навальный или Борис Немцов.

Однако в ходе победоносного шествия «Альянса зеленых и социал-демократов» к партии присоединились Геннадий Гудков и Илья Пономарев. Известно, что Гудков уже давно впал в немилость у Кремля, а недавно компанию ему составил Илья Пономарев. Очевидно, разрешение на финансирование партии было получено, но не было и речи об участии в ней «предателей». В результате оказалось, что один из лидеров партии, Глеб Фетисов, проходит по уголовному делу о мошенничестве при продаже своего банка «Мой банк».

Чем занимаются другие партии совершенно непонятно. Многочисленные организации, созданные по мотивам так называемого «общегражданского протеста», видимо, израсходовали весь свой потенциал на выборах московского мэра. Например, РПР-Парнас вообще раскололась и потеряла Владимира Рыжкова, который единственный из всех лидеров партии пытался заниматься политикой, а не самолюбованием.

В тоже время появилось множество партий, чьи названия апеллируют к патриотизму, коммунизму, традициям и так далее. Чаще всего их лидерами оказываются давно вышедшие в тираж политики, которые почувствовали, что либерализация избирательной системы дает им второй шанс. И действительно, откуда-то у них появились деньги и даже избиратели, хотя их узнаваемость стремится к нулю.

Но, как гласит народная мудрость, «с десятью клоунами цирка не построить». В первую очередь, это означает, что помимо шутов, которых в Думе всегда было с избытком, там также сидят и те, кто на своих спинах вывозит весь политический режим, оправдывая все принимаемые в стране законы. Значит, в депутаты Госдумы берут только проверенных людей, которые точно будут исполнять спускаемые сверху распоряжения, ведь в Думе не должно быть места для споров, иначе президентская галера рискует потонуть. То есть, несмотря на всю свою потешность, Дума является одним из важнейших политических институтов в России, в который набирают не по объявлению.

Участие десятков микроскопических партий в выборах на федеральном уровне превратило бы избирательный процесс в вакханалию. Сложилась ситуация, в которой руководство страны было вынуждено начать вводить соответствующие ограничения на всех уровнях избирательной компании, от местного до всероссийского масштаба. Например, теперь партия может выдвигать на выборы в Госдуму своих кандидатов только в том случае, если ее члены уже представлены хотя бы в одном региональном заксобрании страны, а для того чтобы избираться в них партия должна набрать определенное количество подписей в свою поддержку. Другими словами, Кремль специально поставил новоиспеченные партии лицом к лицу с россиянами, чтобы те смогли полюбоваться на то, какая демократия их ожидает — ни идей, ни вменяемых лидеров, и даже слова все произносят одинаковые с одной и той же интонацией.

Никто так хорошо не понимает строение и способности политической системы России, как те, кто создал и управляют ею уже более двадцати лет. То, что либерализация избирательного процесса, а вместе с ним и облегчение регистрации партии являлось лишь временным послаблением, было ясно с самого начала. Допуск в политическую элиту страны означает разрешение на участие в разделе ее капиталов, а депутатское кресло, несомненно, предоставляется только тем, кто так или иначе выслужился перед начальством. Никто не позволит пройти все бюрократические препоны на этом пути, чтобы позволить какому-то там народу протолкнуть своего кандидата — сейчас не начало ХХ века, и монархия в России не отмирает, а только нарождается. Можно сказать, что руководству страны удалось реализовать план «Шаг вперед, два шага назад». На самом деле руководство страны не ограничилось одной только контрреформой избирательного законодательства. Вслед за ней последовала реформа местного самоуправления, которая, видимо, приведет к пересмотру 8 главы Конституции России. Параллельно с этим уже сейчас «близкие к Кремлю политологи» и профильные СМИ не скрывают своих положительных оценок относительно побед ультраправых партий в Европе, а также заигрывают с ультраправыми политиками из США, называя все это «консервативным ренессансом».

Политическая система России становится все более авторитарной, вытесняя из себя остатки демократии. Но винить в этом одного только Владимира Путина или его окружение нельзя — не меньшую роль в этом процессе сыграли те, кто пытается заниматься в России публичной политикой. Режим умело манипулирует человеческими слабостями, постоянно выставляя оппозицию в неприглядном свете. Именно оппозиция создала такие партии, за которые не захочется голосовать, даже если других кандидатов не будет вовсе. Именно их лидеры являются жуликами и ворами, ничем не уступающими кремлевским вождям. Это оппозиционные политики только критикуют, но ничего не делают для страны, требуя только участия во власти для себя. А если это так, то Кремль может заявить, что «непарламентская» оппозиция не оправдала оказанного ей доверия и не смогла справиться с возложенной на нее ответственностью. Значит, государство должно и впредь строить гражданское общество сверху вниз, а законодательная ветвь власти со временем должна превратиться в совещательный орган при президенте и правительстве.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments