gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Александр Шубин: присоединение Крыма – клин между народами

Ксенофобия и в России, и на Украине развивается чудовищными темпами. Националистическая волна призвана скрыть от граждан обеих стран социальные проблемы. Отвлечь от наиболее насущных вопросов — значит сохранить существующую систему...

Известный историк и общественный деятель левого толка Александр Шубин считает, что присоединение Крыма лишь закрепит за Россией и Украиной статус периферийных стран. По мнению собеседника КАВПОЛИТА, новый курс российской внешней политики может привести к расширению НАТО на восток и значительно повысит риск эскалации глобальных и локальных вооруженных конфликтов.

Александр Шубин — доктор исторических наук, руководитель Центра истории России, Украины, Белоруссии Института всеобщей истории РАН, ответственный секретарь журнала Ассоциации историков стран СНГ «Историческое пространство». Автор книг «Мир на краю бездны», «Махно и его время», «Перестройка – неиспользованный шанс СССР» и др.

- Александр Владленович, давайте начнем с обращения Путина к Федеральному собранию по поводу присоединения Крыма. Каков, на ваш взгляд, месседж urbi et orbi президентской речи?

- Путин продолжает проводить ту линию, которую выбрал еще в 2013 году. Смысл этой стратегии заключается в том, чтобы национализмом отвлечь граждан страны от нарастающих социальных проблем.

Волна национализма, усиленная занятием Крыма, будет иметь негативные социальные последствия. Россиянам придется затянуть пояса. Инициатива по присоединению Крыма уже нам стоила дорого из-за падения рубля. Но это только начало. Теперь предстоит аккумулировать большие средства в качестве помощи Крыму. Это будет подороже Сочи. Скоро поход на Крым отразится на ценах в магазине.

Важна и внешняя изоляция. В политической традиции Запада – умиротворение, которое только позднее сменяется паникой перед агрессором и бомбардировками. К тому же Запад привык действовать по принципу «Самоса – сукин сын, но это наш сукин сын». Неслучайно в прошлом году проявлялось равнодушие Запада к Болотному делу и чудовищному по нелепости делу Удальцова-Развозжаева. Проблема сексуальных меньшинств казалась там куда более важной – тем более, что президенту было легко отвечать на вопросы об этом.



Важна и внешняя изоляция. В политической традиции Запада – умиротворение, которое только позднее сменяется паникой перед агрессором и бомбардировками, - Шубин

Сейчас политика умиротворения испытывает кризис – «коллега Владимир» перешел красную черту, на которой держалась система международных отношений – нерушимость границ, образовавшихся в результате распада СССР и Югославии-Сербии. Позволят ли они президенту сломать эту систему, даже если им тоже придется затянуть пояса? Очень не хочется, и пока оттуда идут месседжи: «Владимир, одумайся! Это же Судеты, 1938 год!». В ответ они слышат веселый смех попавших под санкции чиновников.

Выдержит ли Россия более серьезные санкции? Не будем забывать, что РФ – это «великая энергетическая держава», то есть большой сырьевой придаток, страна периферийного капитализма. Серьезные санкции могут сломать такую социально-экономическую структуру. И это ударит в первую очередь по нам – обычным жителям России, которым присоединение Крыма ничего не дает.

Когда Советский Союз аннексировал Прибалтику, по крайней мере была понятна альтернатива двух систем. У СССР была самостоятельная экономическая база, отличное от капитализма социальное устройство. Путин называет себя консерватором. С учетом сегодняшней риторики, можно считать его национал-консерватором или даже националистом. Но этот спектр — не альтернатива западному порядку. Он совершенно адекватен стране третьего мира. Если не можешь предложить новую стратегию, ради чего ломать мировой порядок? Чтобы усилить националистическую составляющую современного мира? Мы уже этот опыт имели в 30-х годах прошлого века, в период Великой депрессии, когда ведущие державы стали раздирать планету на куски. Чем все закончилось, хорошо известно.

Особенно опасны для России ссылки на косовский прецедент. Мы же не случайно боролись за права Сербии в этом вопросе: дальнейшее дробление пространства – это же угроза прежде всего для таких стран, как Россия. Наша позиция была логична и последовательна. И вот теперь этот опасный прецедент ставится во главу угла российской политики. Полный разворот. Прямо как разворот самолета Примакова над Атлантикой в 1999 году — только в противоположную сторону.



Особенно опасны для России ссылки на косовский прецедент. Мы же не случайно боролись за права Сербии в этом вопросе: дальнейшее дробление пространства – это же угроза прежде всего для таких стран, как Россия, - Шубин

Получается, Россия признала, что можно перекраивать границы в соответствии с этническим принципом. Всему человечеству, и прежде всего самим россиянам, есть от чего испугаться. Если такая практика будет в порядке вещей, то нам предстоит период многочисленных войн — на каждом участке, где границы не совпадают с этническим расселением. Как бы «собирание русских земель» не закончилось потерей «нерусских».

Мы знаем, что в Крыму голосовали граждане Российской Федерации. Но россияне есть по всему свету, как и в самой России много граждан других стран. Принцип этнической перекройки может взорвать мировую ситуацию, и без того напряженную из-за кризиса.

Мяч находится на стороне Запада. Россия — это газ, торговые обороты. Деньги терять никому не хочется. Что окажется приоритетом: перспективы получить доходы или угроза новых этапов «собирания русских земель»? Возможно, сейчас кончится миром – всё-таки очень не хочется, чтобы здесь стали взрываться ракеты. Но в любом случае Россию в мире будут считать агрессором, от которого всего можно ожидать, и следующий неосторожный шаг может вызвать уже военную реакцию – они будут к этому морально готовы, если не готовы сейчас. А следующий шаг со стороны власти весьма вероятен – получилось раз, получится и снова. Аппетит приходит во время еды.

Сегодня Запад теоретически может удовлетвориться «разменом» – ведь за маленький Крым он получает в полное распоряжение большую Украину. Занятие Крыма Россией вбило такой клин между братскими народами, который еще долго не удастся вытащить, если вообще удастся. Но теперь режим Путина будет внушать такие опасения, что можно ожидать перевод РФ в категорию «стран изгоев» со всеми вытекающими.

Но Запад может и не удовлетвориться, и перейти от умиротворения к наказанию. Нынешняя фаза конфликта еще далека от завершения. Даже Крым еще не вполне присоединен, на его территории находятся украинские гарнизоны.

- И что тогда?

- Предположим, Украина приглашает к себе войска НАТО под предлогом, что у них отрезали полуостров, вопреки Будапештской конвенции. В итоге замечательная внешняя политика российских властей приведет ракетные базы НАТО вплотную к нашей границе: Киев куда ближе к Москве, чем Крым.

До сих пор удавалось сохранять Украину в качестве буфера между НАТО и Россией. За несколько дней Кремль превратил ее в аванпост Североатлантического блока. При этом ситуация не предвещала подобного сценария не только в январе этого года, но и сразу после бегства украинского президента. Пока не было угроз со стороны России, «зеленых человечков» в Крыму, никто не собирался пересматривать действовавшие договоренности с НАТО.



До сих пор удавалось сохранять Украину в качестве буфера между НАТО и Россией. За несколько дней Кремль превратил ее в аванпост Североатлантического блока, - Шубин

Теперь все не так. Причем ведь теоретически НАТО по-прежнему может войти даже в Крым – на территорию баз, которые контролируются войсками Украины. Недавнее вооруженное столкновение, в результате которого погибли два человека, – это очень тревожный сигнал. Он говорит о том, что в Крыму могут вспыхнуть реальные боевые действия. Накануне пляжного сезона крымчанам только этого не хватало. Так что ситуация по-прежнему чрезвычайно напряженная. Остается молиться, чтобы все это не переросло в большую войну. Пока еще точка невозврата не пройдена.

- Многие считают, что российские власти были озабочены не столько разгулом ультраправых сил на Украине, сколько победой Майдана как таковой. Случилась ли на Майдане революция? Был ли это вызов системе, или же мы наблюдали акт протеста в рамках системных отношений?

- Это был акт протеста в рамках системных отношений. Никаких требований об изменении социального устройства не выдвигалось. Тревога российского президента была вызвана тем, что смена власти может произойти внутри системы. То есть протест гражданского общества и низов может соединиться с недовольством выпестованных им олигархов и чиновников. Стремительное падение Януковича показало неустойчивость неоавторитарных режимов на востоке Европы. Это не может не пугать Путина и его окружение. Впрочем, окружение может ведь и пожертвовать им ради сохранения системы.

Надо отдать должное действиям оппозиции, но половина дела свержения Януковича – заслуга самого Януковича. Своими попытками стать украинским Путиным в январе он спровоцировал новую эскалацию ситуации. 21 февраля было достигнуто соглашение, по которому плавно и законно передавалась власть и возвращалась Конституция 2004 года. Но после подписания соглашения 21 февраля Янукович не стал его выполнять и бежал. Это спровоцировало новый виток кризиса, которым уже воспользовались те, кто послал «зеленых человечков» в Крым. А появление «человечков» уже вызвало эскалацию национализма и русофобских настроений на Украине.

Свою роль сыграла и национальная эйфория либерально-националистического блока, победившего в Киеве. Назначение и.о. президента без правильной процедуры импичмента, отмена (правда, вскоре пересмотренная) закона о языке – все это способствовало раскачиванию ситуации, опасениям русскоязычного населения и, как следствие, серьезным волнениям на востоке Украины.

Но если до событий в Крыму все это можно было урегулировать на основе компромисса, то внешнеполитический кризис дал козыри радикальным националистам в украинской внутриполитической борьбе.

И на Украине, и в РФ мы имеем сейчас националистическую волну, перерастающую в шовинизм и ксенофобию. Это – страшный результат Крымского кризиса. Украинские власти могут использовать ее так же, как и российские. Ведь стране угрожает шоковая терапия — не самый лучший метод оздоровления экономики. Украинцам могут предложить затянуть пояса в борьбе с внешней агрессией.



И на Украине, и в РФ мы имеем сейчас националистическую волну, перерастающую в шовинизм и ксенофобию. Это – страшный результат Крымского кризиса. Украинские власти могут использовать ее так же, как и российские, - Шубин

Выйти из кризиса и сохранить индустриальный комплекс сегодня можно только путем стимулирования спроса и запуска передовых отраслей экономики, внедрения новых технологий. Ничего этого ни на Украине, ни у нас не предвидится. А националистическая волна призвана скрыть от людей наиболее насущные проблемы. Отвлечь от этих проблем — значит спасти свои привилегии и систему в целом.

- Какие неотложные меры, с учетом исторического опыта, Украине следует принять в этот переходный период? Как быть, в частности, с вооруженными массами?

- Вооруженные массы на Украине не так уж велики. Все-таки это не ситуация, скажем, российской революции, когда люди находились на фронте и со штыками в руках включились в политическую борьбу. Несколько тысяч человек – очень разных, с разными задачами и представлениями – это решаемая проблема.

Надеюсь, что 25 мая на Украине пройдут выборы президента. Законным органам власти будет легче очистить улицы от доморощенных «зеленых человечков». «Революция» кончилась, пора подметать улицы, возвращать на посты полицию (на востоке это уже делается). Кому понравилось ходить с автоматом – добро пожаловать в национальную гвардию. Это уже реализуется, но сегодня Ярош может спросить Яценюка: «А ты кто такой, мы вместе с Майдана». А вот будущий президент сможет сослаться на мандат народа.

Майдан не сможет противостоять такому мандату, потому что не превратился в систему советов – постоянно действующих органов самоуправления, где представлены не отдельные люди, а производственные и территориальные структуры. Майдан как таковой остался митингом, и это предопределяет его временность. Командиры Майдана разделятся на тех, кто подчинится, станет делать карьеру при новой власти, либо останется и к ней в оппозиции. Но к ним могут применить те же санкции, что к Губареву. Если кто-то продолжит вооруженное сопротивление уже новой власти, он поставит себя вне закона и, скорее всего, будет раздавлен. Все-таки Украина – не Афганистан.



Майдан не превратился в систему советов – постоянно действующих органов самоуправления, где представлены не отдельные люди, а производственные и территориальные структуры. Майдан как таковой остался митингом, и это предопределяет его временность, - Шубин

Если заработает правовой режим, можно будет сказать, что ситуация для Украины закончилась благополучно. В пользу этого говорит и наличие стабилизатора в виде Евросоюза, который будет после 25 мая требовать соблюдения права.

На Майдане я наблюдал далеко не только правых радикалов. Там были нормальные люди, представители гражданских организаций вполне демократического толка. Так что есть хорошие шансы справиться с правыми радикалами и поставить их в рамки, существующие в окружающих странах, в том числе в России.

К тому же романтический ореол националистических вооруженных формирований начнет сходить на нет по мере шоковых реформ. Население будет разочаровано в результатах Евромайдана, а значит, и в его бойцах. Единственное, что может спасти этот ореол – противостояние российскому вызову. Действия РФ – главный ресурс националистов на Украине.

- Есть ли оптимальный выход для Украины?

- Выход из подобных кризисов мы предлагали давно — не только для Украины, но и для Шотландии, Каталонии, где планируют провести референдум о независимости, который тоже не признает правительство, и значит – мировое сообщество. Речь идет о широкой территориальной автономии, гарантиях использования региональных языков на государственном уровне. Это снимает основные национальные проблемы. Возврат к этой точке спас бы Украину от распада, а Европу — от серьезных ксенофобских волн. Но главное, это расчистило бы мозги от искусственно нагнетаемого национального вопроса. Что позволило бы заняться реальными проблемами. В первую очередь — социальными преобразованиями. Именно социальная структура мира — не только России, но и более развитых стран — находится в глубочайшем кризисе. Необходимо переходить к новой стадии развития человечества, а это совершенно невозможно сделать, если вас держат националистические кандалы.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments