gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Category:

Цепные болонки охранительства

Когда за «традиционные ценности» и «духовные скрепы» ратуют мужчины, это ещё можно логически обосновать. Не все способны понять, что неравноправие женщин в обществе всегда связано с другими видами неравноправия — социальным, национальным и так далее. К тому же каждого домостроевца греет мысль, что как бы низко он ни стоял на сословной лестнице, дома его ждут ещё более бесправные жена и дети, за счёт которых он всегда может самоутвердиться. А вот что движет ратующими за «традиционные ценности» женщинами — большой вопрос. Рассмотрим же несколько представительниц этого вида.

В авангарде женского охранительства идёт депутат СР, председатель думского комитета по делам семьи, женщин и детей Елена Мизулина. За её авторством в прошлом году была разработана «Концепция семейной политики до 2025 года». Концепция предлагает вернуться к семейным ценностям, практиковавшимся в Российской империи конца 19 – начала 20 веков, когда единственным возможным сценарием жизни большинства женщин, подкреплённым церковными предписаниями, был тяжёлый физический труд, начиная с малолетнего возраста, и многочисленные беременности, а также обслуживание мужчин и подчинение их власти нередко под страхом физической расправы. Упор «Концепции» на репродуктивную функцию женщины как единственную ценность её личности не даёт женщинам возможности реализовать свои права на образование, выбор жизненного пути и участие в общественной жизни.

А первый зампредседателя этого комитета Ольга Баталина творчески развила идеи начальницы, предложив ввести налог для семей со средним и выше доходом, не имеющих детей или воспитывающих одного ребёнка. Цинизм здесь двойной. Во-первых, с учётом экономического кризиса и фактического исчезновения бесплатного образования и медицины, пара со средним доходом после рождения ребёнка быстро скатится к черте бедности. Во-вторых, Баталина утверждает, что подобные налоги существуют в Европе. Но это не так — там есть система снижения налогов для многодетных семей, а не дополнительные налоги на бездетных и малодетных.

Из той же когорты единственная женщина-генерал в российской армии Елена Князева:  «Может быть, это было бы и хорошо, но мне кажется, что девушкам лучше заняться воспитанием своих детей после замужества и растить своих сыновей, которые станут достойными сынами своего Отечества. Думаю, что в этом случае пользы для государства будет больше. Каждый все же должен заниматься своим делом».

Все эти женщины получили образование и начали карьеру в эпоху, когда равноправие женщин считалось естественным, как воздух. А теперь они пытаются перекрыть кислород другим женщинам. И пока Мизулина, Баталина и Князева действуют на высшем уровне законодательства и управления, их духовные сестры обрабатывают общественное мнение, проводя мизогинные идеи в масс-медиа.

Имя Ульяны Скойбеды, журналистки «Комсомольской правды», год назад приобрело скандальную известность, став практически нарицательным. Работает Скойбеда в «КП» с 1997 года, острые темы привлекали её с самого начала — от смакования истории с «человеком, похожим на прокурора» в 1999 году до поддержки нападавшей стороны в конфликте в Сагре в 2011 году. И вот, весной 2013 года пробил её звёздный час.

Сначала была статья, в которой Скойбеда вопрошала, почему это «Тотальный диктант» будут писать по тексту Дины Рубиной, в России не живущей. Общественность побурлила, губернатор Ульяновской области вместо текста Рубиной дал на диктант текст местного писателя, в результате чего диктанты ульяновцев не зачли. Скойбеда оправдывалась, что её не так поняли, что никакого антисемитизма она в свои слова не вкладывала, вопрос был исключительно в гражданстве. По-хорошему, уже тогда любое солидное издание поставило бы вопрос о служебном соответствии подобной журналистки. Но «Комсомольская правда» ещё в 90-х стала одним из флагманов желтой прессы, а сегодня «КП» выполняет запрос на пропаганду современной версии уваровской триады «православия-самодержавия-народности». И тогда Скойбеда развернулась.

Пересказывать историю скандала с «абажурами» смысла нет. В каком-то смысле этот «абажур» и является предтечей нынешних гонений на «Дождь» и «Эхо Москвы». Когда нужно заболтать неудобные вопросы, надавить, создать образ врага внешнего или внутреннего, всегда выкатывается тяжелая артиллерия памяти о Великой Отечественной Войне. И очень жаль, что именно эта война, страшная и священная для всех, живущих в России, стала разменной монетой в политических играх и сведении счетов.

Выдержав шквал критики, Скойбеда не успокоилась. Напротив, она поняла, что заказной гипертрофировано эмоциональный квасной патриотизм — её путь к успеху. И с тех пор читатели «КП» имеют сомнительное удовольствие периодически читать её опусы то об Илье Фарбере, топчущем майорские звезды на выходе из тюрьмы, то о «насекомых, грызущих стропила нашего дома» (это как раз из статьи об опросе «Дождя»).

В ноябре 2013 года в «КП» за авторством Скойбеды появилась несколько выбивающаяся из ее привычного стиля статья «Лобанов и Тоска». Написана она как фантазия от лица небезызвестного Алексея Кабанова, суд над которым был в то время в разгаре. Скойбеда в этой статье исподволь пытается оправдать женоубийцу. Чтобы понять, почему вдруг политкиллерше, обычно замахивающейся на известных людей или крупные явления, стала интересна бытовая история из криминальной хроники, вернемся немного назад во времени.

У Ульяны Скойбеды есть подруга, коллега по «Комсомольской правде» Марина Талагаева. Как журналистка Талагаева практически неизвестна и профнепригодна: с грехом пополам законченный заочный журфак, косноязычная безграмотная речь, крайне узкий кругозор. Подвизалась Марина Талагаева в редакции приснопамятного «Дома-2», поскольку в редакции уровнем хоть немного повыше её не брали. Куда больше Марина Талагаева была известна благодаря своей скандальности в ЖЖ под ником strekoza4. До недавнего времени её любимым развлечением было найти блог какой-нибудь посторонней женщины, откопать там фотографии и какие-нибудь откровенные записи и начать полоскать несчастную жертву.

Самое интересное при этом, что Марина Талагаева называла себя феминисткой. Только феминизм у неё весьма странный, даже если не обращать внимания на эту явную мизогинию. Цитируя саму Талагаеву — «я что-то среднее между феминисткой и куртизанкой. Работать по дому уже стыдно, жить на деньги мужа — ещё нет». Любая же настоящая феминистка выступает за равенство — как в работе, так и в домашних делах и принятии решений, а не за подобное иждивенчество. К счастью, ЖЖ-сообщество феминисток быстро поняло, что от Талагаевой им будет только вред, так что её достаточно быстро забанили.

Ну и попутно она пыталась пробиться в богемную тусовку. И вот однажды Талагаева отправилась брать интервью у Ирины Черски и Алексея Кабанова, незадолго до этого открывших своё кафе. Черска и Кабанов — ироничные, образованные, хорошо владеющие словом, вхожие в пресловутую «тусовку», — без восторга отнеслись к журналистке. Талагаева затаила злобу.

Через какое-то время случилась трагедия. Кафе прогорело, семья Черски-Кабанова попала в штопор отчаяния — кредитов, отсутствия работы, депрессии. И в самом начале 2013 года во время семейного скандала Кабанов убил жену.

Поскольку Кабанов и Черска поддерживали протестное движение, пропагандисты-охранители быстро подняли эту трагедию на щит: «Да вы только посмотрите, кто выходит на митинги — там же маньяк на маньяке!». Тем более, что убитая и убийца были довольно активны в соцсетях, а пропагандистские структуры как раз тогда стали интенсивно работать с интернет-аудиторией. Волна поднялась настолько мощная, что её отголоски слышны до сих пор. Недавно в Топ ЖЖ попал пост охранителя с характерным ником ne_tolerantniy. Тот громко возмущался, что Кабанов уже в колонии подал заявление о вступлении в партию Навального. Аргумент «все они такие», разумеется, присутствовал. Напоминание же комментаторов про видного едросовца Цапка ответа, что характерно, не удостоилось.

Но вернёмся на год назад. Настоящие друзья и знакомые Черски и Кабанова отказались давать какие-либо комментарии. И тут на арену вышла Марина Талагаева. Представившись подругой Черски, Талагаева засветилась в медиа — колонки в «КП», идея написать книгу по делу Кабанова, несколько эфиров на радио «Комсомольская правда» и телеэфиров. Впрочем, если сама Талагаева мнила себя гуру журналистского расследования, то СМИ знали её скорее как знакомую семьи. И впоследствии тема дела Кабанова ушла к Скойбеде, обладающей куда более бойким пером. Канал «Россия-1», поднаторевший в жанре заказных политических расследований, позвал Ульяну Скойбеду на съемки передачи о деле Кабанова. С большой долей вероятности тема «преступников и маргиналов в протестных кругах» будет раскрыта со всем присущим Скойбеде напором.

Судя по статье, Скойбеда в передаче собирается придерживаться линии victim blaming. Вообще, позиция «сама виновата» весьма характерна при обсуждении, например, жертв изнасилования. Это мерзко и в формате кумушек, перемывающих косточки какой-нибудь общей знакомой. Но когда подобное заявляет журналистка, вроде бы состоявшаяся образованная женщина, и заявляет это про жертву даже не изнасилования, а убийства, и это печатается в газете с миллионным тиражом, то такое мерзко вдвойне. Именно за подобное Скойбеду и номинировали на интернет-премию «Сексист года».

В самом явлении женщин, принижающих других женщин, ничего политического нет. Ведь, к сожалению, не каждая сильная образованная женщина автоматически становится феминисткой. Вполне обычная конкурентная борьба с использованием имеющихся средств. Подчеркнуть свою уникальность, реальную или выдуманную, в целях карьерного роста или выгодного брака, принизить конкуренток, а часть и просто заставить выйти из игры — вещь мерзкая, но вполне бытовая и даже не гендерная. Сама по себе конкуренция от пола не зависит, разве что методы и цели могут нести специфически гендерную окраску.

Но в нынешней ситуации формирования «духовных скреп» и «традиционных ценностей» возник запрос именно на женщин-охранительниц — на этакую коллективную бабку у подъезда, которая будет выжигать крамолу, давать ценные указания: с кем жить, как воспитывать детей, куда ходить, с кем дружить. Бюргерские мещанские ценности, только без бюргерского базиса материальной стабильности. Охранительницы рангом покрупнее перенесут этот стиль бабки у подъезда на обсуждение политических вопросов, рангом помельче — на какие-то частные бытовые явления. Что мы при сравнении Скойбеды и Талагаевой и наблюдаем.

Относительно недавно возник запрос на продвижение женского охранительства в интернете. Ведь теле- и радиоэфир от феминистских тем зачищен давно и надёжно, что-то теплится только в сети. «Традиционные ценности» семимильными шагами наступают на последнюю свободную зону. И в качестве флагманов используют, в том числе, блоггерш, пишущих для женской аудитории и завоевавших популярность неполитическими темами (многочисленные изначально политические блоги, начиная с Кристины Потупчик, мы рассматривать не будем).

Так, например, Галина Иванкина, zina_korzina, раньше писала интересные посты по истории моды. Скандально известная Елена Мироненко, miss_tramell, писала о фитнесе. Да, последняя одно время состояла в ЕР, но до определённого момента на содержании её блога это не сказывалось. А теперь их блоги наполнены верноподданичеством и мизогинией. И они вряд ли единственные, кто монетизировал свои блоги подобным образом. Они уловили заказ власть предержащих и постарались встроиться в систему или хотя бы немного заработать и доказать свою лояльность. Они — не вирусы, пожирающие больное общество, а его симптомы. Но симптомы зловещие.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments