gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Несмываемая дата

Попытка заслонить Седьмое ноября Четвертым, несмотря на все старания государственной агитмашины, так и не удалась. И это нормально. Придуманное в кабинетах празднество не способно заменить годовщину события, из которого выросла вся наша сегодняшняя жизнь.

В нынешнем году День народного единства отмечался в девятый раз. И в девятый раз подряд Седьмое ноября не будет выходным. Срок достаточный, чтобы узнать, смог ли новый праздник взять верх над старым.

Предпраздничный опрос фонда "Общественное мнение" показал, что 41% россиян считает Октябрьскую революцию более важным и более значимым для России событием, чем освобождение Москвы от польско-литовских войск в начале XVII века. Противоположного мнения придерживаются 20%. Среди молодежи расклад другой, но тоже выразительный: четверть — за 7 ноября, четверть – за 4-е, а половина затрудняется с ответом. То есть даже те, кто вовсе и не помнят советскую эпоху и при этом подвергаются сейчас наибольшему пропагандистскому нажиму, скорее растеряны, чем согласны с официальной точкой зрения. Более того. Самая высокодоходная часть опрошенных (составляющая одну шестую от общего их массива) тоже разделилась пополам в пропорции 35% к 35%. Хотя, казалось бы, уж кто–кто, а богатые должны были постараться забыть социалистический переворот как кошмарный сон. Но даже они не хотят от него отмежеваться.

После этого уже не удивляет расклад ответов на вопрос о том, какое из двух событий должно отмечаться как государственный праздник: за 7-е высказались 29% опрошенных, за 4-е – 15%, за обе даты разом – 28%. И это при том, что 4 ноября уже много лет отмечалось как официальный праздник и было выходным днем, а годовщина Октября по официальной классификации являлась просто памятной датой.

Впрочем, ничего странного в этом нет. Странно было бы, если бы новый праздник прижился. Взятие Москвы Вторым земским ополчением Минина и Пожарского в 1612 году – очень давняя история, последствия которой в сегодняшней жизни трудно разобрать даже специалисту-историку. Это событие — не более, хотя и не менее значительное, чем многие другие, в статус главных праздников не возведенные (к примеру, Полтавская победа, без которой немыслима империя Петра Великого, или церковная реформа патриарха Никона, ставшая подлинным идеологическим переворотом).

Четвертое ноября было выбрано в качестве всенародного торжества исключительно по причине своего календарного соседства с Седьмым ноября и только ради того, чтобы его затмить. Вдобавок, выбрав исторический сюжет, власти оказались совершенно неспособны хоть как-то увязать его с современной нашей действительностью. Почему именно этот день – день народного единства? Что такое единение Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина в переводе на язык сегодняшних реалий? Это братание князя-рюриковича (т.е., выражаясь по-нынешнему, большого начальника в машине с мигалкой) и обычного городского торговца (т.е. простого менеджера по продажам) — по сегодняшним понятиям, это совершенно фантастическая история.

В последнее время праздник народного единства стараются дополнительно раскрасить еще и в монархические тона, хотя избрание Романовых на царство произошло не в ноябре 1612-го, а в начале 1613-го. Не говоря уже о том, что заслуги этого семейства в изгнании интервентов, мягко говоря, неоднозначны. Впрочем, на то и история, чтобы ее, в случае очередной государственной потребности, так или иначе пересочинить. Но что "исправить" уж никак невозможно, так это полное равнодушие к старой династии. Всякий интерес к ней был безвозвратно потерян сразу же после ее свержения в марте 1917-го, и в современной России так и не возродился. Хорошо это или плохо, но таковы настроения людей.Ничего удивительного, что искусственно внедренное и неудачно оформленное торжество легко и быстро вырвалось из государственных рук. Четвертое ноября сразу и, кажется, навсегда сделалось корпоративным праздником русских этнических националистов. Национализм набирает обороты, и конкурировать с ним худосочные казенные декламации на исторические темы заведомо не могут.

Зато Седьмое ноября продолжает жить. Стоит вспомнить, что еще до того, как понизить статус этого праздника, его пытались перелицевать, дав в 1996 году новое название: "День согласия и примирения" — "в целях смягчения противостояния и примирения различных слоев российского общества". Замысел был такой же несуразный, как потом с Днем единства. Кто с кем должен был мириться? Видимо, революционная Россия с самодержавной, красная с белой. Прямо как в Испании, где в 1970-е примирились политические наследники обеих сторон гражданской войны 1936 – 1939 годов. Сейчас Народная партия (вышедшая из франкистского Национального движения) и Испанская социалистическая рабочая партия (которая была главной силой республиканского лагеря в гражданскую войну) соревнуются на выборах, сменяют друг друга у власти — в общем, нормально сосуществуют, пускай и без особой любви.

Вот только в Испании было кому с кем мириться. Даже на пике своего могущества генералиссимус Франко говорил о "двух Испаниях" — и они существуют до сих пор: в каждой семье отлично помнят, на чьей стороне были дедушки или прадедушки в гражданскую войну. А "двух Россий" нет. Очень плохо, но это так. Белая и, тем более, царистская Россия были планомерно уничтожены советским режимом. Дело не только в том, что в 1937-м один из главных ударов террора направили против всех разновидностей "бывших". Чистка человеческой памяти была, пожалуй, еще более истребительной. Людей принуждали "забывать" собственное прошлое, фальсифицировать свои биографии, писать выдумки в анкетах, обманывать детей и внуков.

И дело было сделано. Корни досоветской России обрублены. Историю заставили начаться заново — в октябре 17-го года. "Примиряться" друг с другом у нас просто некому. Ведь все поголовно происходят из одной эпохи – из советской. Наших коммунистов и антикоммунистов, националистов и космополитов, дворян (которых при царизме было не больше одной сотой, а сейчас, кажется, уже большинство граждан) и тех, кто даже сегодня не отрекается от рабоче-крестьянского происхождения — всех этих столь разных с виду людей объединяет октябрь 1917-го. Это трагедия, но одновременно и точка отсчета для всех нас.

Насаждаемый сверху культ Белого движения не прижился вовсе не потому, что белые были хуже красных, а потому, что красные победили полностью и безвозвратно. И ультраправый философ-эмигрант Иван Ильин, которого почему-то так любит цитировать президент Путин, никогда уже не станет своим. И Деникин никогда не победит Буденного. И об Александре Невском будут знать не по повести, написанной церковным книжником, а по советскому фильму Сергея Эйзенштейна.

Седьмое ноября – действительно праздник, общий для всех. И народ инстинктивно это чувствует, сопротивляясь всем начальственным попыткам его переименовать, отменить или подменить. Его не смыть, даже если очень хочется. Праздник со слезами на глазах. Зато всерьез и надолго.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments