gutsuland (gutsuland) wrote,
gutsuland
gutsuland

Американцам нравится их "исключительность" и не нравится Путин

"Варварское правительство Асада не продержалось бы и недели без щедрых военных поставок России", а Путин читает нотации Америке с позиции морального превосходства, комментирует пресса США "лицемерную" статью Путина в The New York Times. В то же время статья Путина - "изящная попытка подыграть американскому обществу, уставшему устранять неустраняемые проблемы за рубежом", замечает Юлия Иоффе.

The Guardian уточнила обстоятельства публикации статьи Владимира Путина в The New York Times. Путин сам решил написать статью и подготовил ее "основное содержание", после чего "его помощники выработали текст", пояснил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Готовивший публикацию редактор The New York Times Эндрю Розенталь рассказал, что к нему обратилось американское PR-агентство. "Я счел, что она [статья] была хорошо написана, хорошо аргументирована. Я не согласен со многими тезисами, но это не имеет значения", - сказал Розенталь.

В США обсуждаемая статья "вызвала смятение среди политиков и комментаторов". Так, председатель сенатского комитета по внешней политике Роберт Мендес заявил, что его "чуть не стошнило". Песков сказал: "Мы рады, что есть и одобрительные отклики, и критика. Это означает, что никто не остался равнодушным".

Путин однажды уже публиковал статью в The New York Times, в 1999 году она была посвящена "обоснованию кровавой военной операции" по подавлению чеченского сепаратизма, напоминает британское издание.

"Да, Владимир, Америка исключительна" - так озаглавил свой отклик корреспондент The Washington Post Юджин Робинсон.

"Читая лицемерную статью Владимира Путина об американской политике в Сирии, я представил себе российского президента сидящим за клавиатурой в очаровательном розовом неглиже", - пишет Робинсон, напоминая о конфискации российской полицией сатирического изображения Путина в нижнем белье с выставки в Санкт-Петербурге. Художник Константин Алтунин после этого бежал из страны, желая избежать судьбы Pussy Riot.

"Поэтому, когда Путин пытается читать лекции "американскому народу и его политическим лидерам" с позиции морального превосходства, его невозможно воспринимать всерьез, - заявляет автор. - Что касается Сирии, зловещее и варварское правительство диктатора Башара Асада не продержалось бы и недели без щедрых военных поставок России. На руках Путина кровь десятков тысяч мирных граждан".

Действительно ли президент Обама, который терпеливо дожидался многонационального решения, взял на вооружение идею американской исключительности? - продолжает Робинсон, комментируя фразу Путина: "Считаю очень опасным закладывать в головы людей идею об их исключительности, чем бы это ни мотивировалось".

"Для меня концепция исключительности подкрепляет самый сильный аргумент Обамы в пользу военной операции в Сирии, - возражает автор. - Когда мы видим, как свыше 1400 мужчин, женщин и детей гибнут от отравляющего газа, нам не свойственно отворачиваться. Мы спрашиваем себя, можем ли мы что-то сделать. Мы взвешиваем затраты и преимущества, риски и выгоду, и делаем то, что в наших силах. Моральное оправдание удара по режиму Асада основывается на факте: если США ничего не сделают, никто не сделает".

"Да, мистер Путин, можете называть это американской исключительностью. Лично мне она нравится гораздо больше, чем российская", - заключает Робинсон.

По мнению постоянного автора New Republic Юлии Иоффе, в самом факте обращения Путина " к американскому народу через голову американского президента" нет ничего плохого, но стоит вспомнить: когда госсекретарь Клинтон поощряла общение американских дипломатов с россиянами в социальных медиа, Путин был взбешен.

Тезис Путина "Россия с самого начала проводит линию на поддержку мирного диалога в Сирии" Иоффе отвергает: Россия старается "сохранить то, что нравится Путину, - статус-кво".

Особенно приглянулся журналистке тезис Путина: "Закон остается законом. Его исполнение обязательно всегда - независимо от того, нравится это кому-то или нет". Иоффе комментирует: "Россияне, от кассирши в магазине до президента Путина, знают, что есть способ обойти любой закон - было бы желание". В России закон воспринимают как "дубину для селективного наказания".

Еще одна цитата из статьи Путина: "Никто не ставит под сомнение факт использования в Сирии химических отравляющих веществ. Однако есть все основания полагать, что это сделала не сирийская армия, а силы оппозиции. Цель - спровоцировать вмешательство их могущественных покровителей из-за рубежа, которые в таком случае выступили бы по сути на стороне фундаменталистов". Иоффе рассуждает: "Вот еще одна замечательная российская привычка: взглянуть в лицо фактам, а затем подвергнуть их "артобстрелу" - подростковому эпистемиологическому анализу, пока не окажется, что ничего не ясно и все непознаваемо". Это не просто конспирология, а некий "искривленный постпостпостмодернизм".

По поводу полемики Путина с фразой Обамы об исключительности Америки Иоффе пишет: Кремль сам использует идею российской уникальности. Помните термин "суверенная демократия"? Идея уникальности России - также основа "антизападной, антигейской волны" настроений.

В то же самое время Иоффе считает, что статья Путина - изящная попытка подыграть американскому обществу, уставшему устранять неустраняемые проблемы за рубежом.

Путин также присвоил главный аргумент Обамы, напомнив, что необходимость санкции Совбеза ООН - такая же правовая норма, как и запрет химического оружия. Сильная сторона Путина - он берет общепризнанные термины и понятия, переформулирует к своей выгоде и легитимизирует себя, считает автор.

В данной ситуации Путин достиг двух целей: дал отпор агрессии США и удержал Асада у власти. Обаме удастся, в лучшем случае, изъять у Асада химоружие. "Два-ноль в пользу Путина", - резюмирует Иоффе.

По словам американского политолога Яна Бреммера, с которым побеседовал корреспондент La Stampa, Путин переигрывает американского президента на сирийском направлении, потому что у него есть все, чего недостает Обаме. "Стратегия, которая функционирует: он хочет удержать Асада у власти в Дамаске, и ему это удается. Вполне вероятно, что Асад останется в седле, и это успех Путина. Кроме того, Путин - единственный лидер, способный оказывать влияние на действия Асада. Наконец, у Путина лучший министр иностранных дел в G20: Сергей Лавров - прекрасный знаток механизмов ООН, он умеет играть жестко, но при этом рафинированный дипломат", - восхищается президент Eurasia Group.

Отвечая на вопрос корреспондента о том, зачем Владимир Путин опубликовал статью в The New York Times, Ян Бреммер сказал: "Чтобы подчеркнуть, что он одерживает победу в сирийской партии. Это как почетный круг по стадиону после поражения самого важного соперника. Путин решил увенчать политическое поражение, нанесенное Соединенным Штатам, вторжением на территорию Обамы - прямым обращением к американцам. Это стало демонстрацией силы".

Бреммер не думает, что Путин в состоянии трансформировать политический успех по сирийскому вопросу в геополитическую победу более широкого значения: "Он руководит слабой нацией. Умение лидера имеет значение, но имеет значение и сила его страны".




Вот как то так ...
Интересно, а объявят ли в Америке New York Times "продажной газетёнкой" и "иностранным агентом"? :)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment